Кто первым вышел к байкалу – Кто открыл озеро Байкал?

Кто первым вышел к байкалу – Кто открыл озеро Байкал?

Кто открыл озеро Байкал?

Самое большое пресноводное озеро на планете, Байкал является крупнейшей жемчужиной природных богатств России. Местные жители издавна называют Байкал морем и относятся к нему с благоговением, как к могущественному, но не всегда доброму к людям живому существу.

С этим озером связано огромное количество легенд и преданий, как созданных местными народностями, так и имеющих более современное происхождение.

Что означает название озера Байкал?

На самом деле, название «Байкал» до сих пор оставляет очень много вопросов: ученые достоверно не установили, из какого языка взято это слово и что оно означает. Одна из версий гласит, что оно произошло от тюркского «бай-куль» — «богатое озеро», но скорее всего, это не совсем верно.

Русские казаки, первыми вышедшие к его берегам, называли его так, как услышали от своих эвенкийских проводников – Лама. Только потом озеро стали называть Байкалом, по всей видимости, позаимствовав название у бурятов.

Не исключено, что в бурятский язык это название, звучащее как «Байгал», попало из более древнего языка местной народности, которому не суждено было сохраниться до наших дней.

История Байкала до появления русских первопроходцев

Первые упоминания о Байкале встречаются в китайских летописях II века до нашей эры. Сама летопись не сохранилась до наших дней, но о ней рассказывается в записках русского посла в Китае Н.Я. Бичурина. Археологические раскопки показывают, что первобытные люди на берегах Байкала появились в позднем неолите, а уже в бронзовом веке эта территория была достаточно густо заселена многочисленными племенами.

Достоверно известно, что до XII – XIII веков Прибайкалье было населено монгольским народом баргутов, которых сменили изгнавшие их буряты. Что характерно, все народы, обитающие на берегах Байкала достаточно длительное время, относятся к нему как к священному, одушевленному месту. Даже у русского народа есть песня «Славное море, священный Байкал».

Открытие Байкала

Считается, что первым русским человеком, ступившим на берега Байкала, стал казак из Тобольска Курбат Афанасьевич Иванов. В 1643 году он прибыл со своим отрядом к Байкалу из Верхоленского острога и присоединил его прибрежные территории и остров Ольхон к землям Российского государства вместе с обитавшими в Прибайкалье бурятами, которые стали подданными русского царя.

Миссия Курбата Иванова носила скорее военный характер, поэтому в 1646 году на Байкал была отправлена экспедиция Василия Колесникова, которая провела обследование восточного побережья озера и реки Баргузин, составив карту и описание окрестностей. В следующем году на Байкал по Ангаре спустился купец Иван Похабов, а в 1653 году южную часть озера обследовал «сын боярский Петр Бекетов», о чем сохранилось донесение воеводе Афанасию Пашкову.

Бекетов проплыл не только по Байкалу, но и по впадающим в него рекам Селенге и Хилку. А в 1667 году Байкал впервые появился на русской карте – «Чертеже земли Сибирской», составленной по приказанию тобольского воеводы Петра Годунова.

Исследования Байкала

Первое научное описание Байкала и его окрестностей было сделано в 1675 году Н.Г. Спафарием, русским дипломатом и ученым, который был отправлен с посольством в Китай и проезжал мимо великого Священного моря. Он оставил достаточно подробные записи о природе побережья Байкала и обитающих на его берегах народностях, которые в течение долгого времени оставались практически единственным в европейской части источником сведений об этом богатейшем крае.

За несколько лет до него, в 1662 году, на Байкале побывал ссыльный протопоп Аввакум, который в своем «Житии» описал все, что видел на своем пути.

В 1723 году царь Петр отправил на Байкал немецкого естествоиспытателя Д.Г. Мессершмидта, принятого на русскую службу. Экспедицией Мессершмидта был составлена весьма точная по тем временам карта и географическое описание берегов Байкала. С 1733 по 1743 год территорию Сибири и Камчатки исследовала экспедиция В. Беринга, которая в 1735 году добралась до Забайкалья и составила подробную карту края.

Систематические исследования Байкала начали проводиться только с середины XIX столетия русским гидробиологом Б.И. Дыбовским, который основал на его берегах постоянно действующую научную станцию. С тех пор уникальное озеро не выходит из поля зрения ученых России.

www.vseznaika.org

кто первым рассказал о Байкале

Байкал был любимым местом путешественников задолго до того, как на озере появились туризм, экологические тропы и комфортные (или не очень) турбазы. Озеро манило своей энергетикой, редкой природной красотой и, конечно же, нетронутыми, малоизученными местами. И по сей день здесь остается много далеких, еще неизведанных мест.

Однако сегодня мы вернемся в прошлое, в далекий XVII век, когда после продолжительной смуты Россия начала осваивать новые территории и активно исследовать Дальний Восток и Сибирь. Помимо приобретенных территорий, у государства также появился новый и весьма влиятельный сосед — Китай. 

Именно с целью описать новые владения и договориться с китайским императором из Москвы в Поднебесную был отправлен Николай Гаврилович Спафарий — молдавский боярин из православной греко-молдавской семьи. Прозвище «Спафарий» происходит от молдавского слова «спэтару», «спэтар» — название должности при дворе, которая изначально предполагала несение меча «spadă» и булавы правителя при церемониях. Такую должность Николай Милеску занимал при правлении Георгия Гика в Молдове и Валахии до 1671 года, когда был направлен в Москву и остался на службе в России. В Китай боярина направили с целью установления мирной торговли и требовали присылки в Москву «природного китайца», который привез бы в подарок русскому царю драгоценные камни и дорогие шелка.

Успешный дипломат, ученый и богослов, искусно владевший девятью языками, в ходе своего путешествия Спафарий представил чертеж пути, а также написал три книги. В своей работе «Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русскаго посланника Николая Спафария» он подробно описал Байкал образца 1675 года и оставил много полезных сведений о Сибири того времени.   

Спафарий пишет, что, несмотря на величие и огромные размеры Байкала, никакого описания озера он найти не смог, и именно поэтому считает своим долгом описать «байкальское море, которое толикая великая пучина есть». Описания действительно не было, и именно Спафарию принадлежит первое в географической литературе подробное описание Байкала. Свои определения географической широты Спафарий выполнял с помощью метода астролябии. Ему удалось перечислить почти все впадающие в Байкал крупные реки, в том числе Селенгу, Баргузин, Верхнюю Ангару, он описал остров Ольхон и верно оценил глубину озера, отметив, что оно сравнимо с высотой гор.

Уже тогда Байкал называли морем и чтили как великого хозяина. Путешественник упоминает о том, что, возможно, имя «Байкал» происходит от имени «иноземца», который жил в этих краях, однако, вероятнее всего, — речь именно о духе, хозяине Байкала, которого чтили местные народы.

«А иноземцы все, и Мунгальцы и Тунгусы и иные, называют все Байкальское море своим языком Далай, се есть море, и иноземцы только двух озеров великих называют Далая, одного Байкала, а другаго, из котораго течет река Аргуня, и о том где опишем реку Аргуню, и там учнем писать, а ныне опять напишем Байкал. И имя того Байкала видется что не русское, а называли его тем именем по имяни некотором иноземца, которой жил в тех местах».

Спафарий первым записывает и то, что единственной рекой, которая вытекает из Байкала, является Ангара, а все остальные реки наполняют бассейн озера. Любопытна его мысль, что Байкал можно называть морем, потому что вместе с Ангарой он впадает в «окиянское море», а озером — потому что вода в нем пресная.

Байкал мошно называтися и морем, для того, что от него течет большая река Ангара и потом мешается со многими иными реками и с Енисеем, и вместе впадут в большое Окиянское море; и для того мошно называтися морем, что мешается и с большим морем, и объезжати его кругом нельзя; также для того мошно называтися морем, что величина его в длину и в ширину и в глубину велика есть. А озером мошно называтися для того, что в нем вода пресная, а не соленая <…> Кругом Байкала везде лежат горы превысокия, и на которых летнею порою снег не тает.

Не обходит стороной путешественник флору и фауну озера, рассказывая о необычном звере нерпе и многообразии рыб, которые водятся в его водах.  

А рыбы в Байкале всякия много и осетры и сиги и иныя всякия, и зверя нерпа в нем есть же много, только жилья немного около Байкала, опричь немногих Тунгусов, которые питаются рыбою, потому что близ Байкала пашенных мест нет, и живут по рекам в зимовьях промышленные люди зимою. А лес около Байкала есть кедровник большой, и на нем орехов много, и иной лес есть же. А вода в нем зело чистая, что дно видется многия сажени в воде, и к питию зело здрава, потому что вода пресна.

Одним из первых Спафарий описывает зимний Байкал и практически точно называет сроки, когда озеро покрывается льдом — в середине января, когда стоят Крещенские морозы, и время, когда лед тает — «до мая месяца около Николина дни».

Невероятно правдоподобно описывает путешественник ледоход на Байкале и тот знаменитый шум, с которым байкальские льдины трескаются и разбиваются друг о друга поздней весной. 

…Море отдыхает и разделяется на двое, и учинятся щели сажени в ширину по три и больши, а вода из него не проливается по льду, а вскоре опять сойдется вместе с великим шумом и громом, и в том месте учинится будто вал ледяной; и зимнею порою везде по Байкалу живет под ледом шум и гром великой, будто из пушки бьет (не ведующим страх великой), наипаче меж острова Олхона и меж Святаго Носа, где пучина большая. 

Историки считают, что путешествие не могло привести к установлению тесных и дружеских связей между русским государством и цинской империей. К сожалению, Спафарию не удалось договориться с новым соседом. Более того, в последующие годы маньчжурские войска начали военные действия против амурских казаков и захватили Албазинский острог. И все же путешествие молдавского боярина не осталось без пользы для России. Помимо описания Байкала, Николай также написал первую на русском языке книгу о Китае, где подробно рассказал об этой далекой земле и даже привел исторические справки. А его описание Байкала надолго вошло во все исторические и географические справочники.  

 

1baikal.ru

Как в 17 веке Байкал стал русским: matveychev_oleg

Байкал является Россией в миниатюре. На его берегах сейчас проживают потомки всех тех народов, которые на протяжении двух тысячелетий колонизировали прибайкальские земли.

У разных народов, знавших о существовании Байкала, имелись свои варианты названий этого озера. Например, одно из распространённых названий Байкала, бытовавших до XVIII века у народов Сибири — «Лама». В бурятском же языке есть слоко «байгал», заимствованное из якутского «байхал» – «большая глубокая вода; море». Но оба этих слова появились гораздо позднее, чем их монгольский и китайский аналоги. Первое упоминание озера Байкал под именем «Бэйхай» имеется в китайских письменных источниках от 110 г. до н. э. Под названием «Внутреннее Море» или «Тенгиз» озеро упоминается в «Золотой Тетради» — летописи всех монгольских ханов. Есть информация, что мать Чингиз Хана была родом с берегов этого озера. По легенде, могила самого Чингиз Хана так же находится на берегах Байкала.

До VIII века на берегах Байкала процветала курумчинская культура (баргуты и др.), вытесненная к XII веку монголоязычными племенами с запада, которые стали активно заселять сначала западное побережье озера, а затем Забайкалье. Первые русские поселения на берегу Байкала появились в конце XVII века.

После гибели Ермака в 1585 году атаман Мещеряк оставил город Сибирь (он же Искер) и вернулся со своим отрядом в Печору. Казалось, что плоды подвига Ермака погибли, но вслед за Ермаком и после него казаки и дальше стали отправляться в сибирские края «проведовать новые землицы» и ставить там «остроги», ставшие зародышами сибирских городов 17-го столетия.

В 1638 году из Якутска отправился на восток атаман Постник Иванов с тридцатью казаками опять поискать «новых землиц». Пройдя через горы и отбиваясь от нападавших кочевников ламутов, Иванов достиг реки Индигирки и, обследовав ее края, вернулся в Якутск с сообщением, что край тот богат пушным зверем и рыбой.

Для России Байкал открыли русские казаки. 2 июля 1643 года экспедиция из 74 тобольских казаков, во главе с атаманом Василием Колесниковым и пятидесятником Курбатом Ивановым, ведомые тунгуским проводником Можеулем, поднявший по Лене и Иликте и, преодолев Приморский хребет, по руслу реки Сармы вышли через Косую степь к Байкалу напротив острова Ольхон. Построив суда, казаки пересекли Малое море и высадились на острове.

Первоначально землепроходцы планировали добраться до восточного берега, но не смогли этого сделать, предположительно, из-за поднявшегося шторма. Посовещавшись, казаки вернулись на его западный берег и двинулись в обход, через Северный Байкал. Экспедиции удалось достичь Баргузинского хребта. Вернувшись в Верхоленский острог, Курбат Иванов составил карту озера — «Чертеж Байкалу и в Байкал падучим рекам и землицам… и на Байкале где можно быть острогу». Спустя 367 лет в деревне Чанчур открыли памятник первопроходцам.

Первым последователем после Иванова и Колесникова стал сибирский атаман Василий Поярков, который путешествовал по Прибайкалью в поисках серебряной руды. Благодаря Колесникову, Иванову и Пояркову географические чертежи региона были дополнены важными данными.

Изучать Байкал стало постоянным рутинным государственным делом. Ежегодно на озеро совершался новый поход. Волею судеб в эти места занесло даже протопопа Аввакума Петрова (лидера старообрядцев). Период ссылки с 1655 по 1678 раскольник даже описал в своих мемуарах («Житие протопопа Аввакума»). Это было первое упоминание об озере в русской литературе.

Одно из первых литературных описаний Байкала сделал Спафарий, посол русского царя в Китае в 1675 г.

На рубеже семнадцатого и восемнадцатого веков русский историк и географ С. Ремезов впервые максимально точно изобразил озеро на карте.

Восемнадцатый век ознаменовался созданием Российской академии наук, поэтому восемнадцатый век для Байкала — это время научных исследований. В 1723-1724 годах изучать «жемчужину Восточной Сибири» отправился Д. Г. Мессершмидт, между прочим, по личному поручению Петра Первого. Экспедиция принесла свои плоды: появилась новая карта Байкала, сведения об источниках и собственно научное описание.

После были метеорологические, ботанические и зоологические исследования. В 1772 году участник экспедиции Георги и Палласа А. Пушкарев впервые произвел инструментальную съемку озера.

В 1845 году появилось Русское географическое общество, вследствие чего исследования в регионе стали более детальными и точными. После походов Меглицкого, Стахеева, Чехановского, в 1882 году И. Д. Черскому удалось составить геологическую карту окрестностей Байкала.

1896-1899 гг. была проложена железная дорога Иркутск — порт Байкал (68 км). А за тем строительство ветки было продолжено как Кругобайкальская железная дорога.

В конце девятнадцатого века благодаря строительству Транссибирской железной дороги исследования в этой области приобрели системный характер. Уже к концу позапрошлого столетия размеры Байкала были определены достаточно точно.

После октябрьской революции 1917 года, до 1923 года происходили административно-территориальные преобразования Прибайкалья и бурятско-монгольских земель, входивших в состав Российской Империи.

Двадцатый век — время открытий по тектонике и лимнологии. Исследования стали особенно актуальны во время строительства БАМа — одной из крупнейших железнодорожных магистралей в мире. Основной путь БАМа Тайшет — Советская Гавань строился с большими перерывами с 1938 года по 1984 год. Строительство центральной части железной дороги, проходившее в сложных геологических и климатических условиях, заняло более 12 лет, а один из самых сложных участков — Северомуйский тоннель — был введён в постоянную эксплуатацию только в 2003 году. БАМ является восточной частью Великого Северного железнодорожного пути — советского проекта 1928 года.

В двадцать первом веке озеро Байкал стало испытывать ряд проблем, связанных с уровнем воды и загрязнениями. В 2013 году был закрыт, построенный в 1958 году Байкальский Целлюлозно-Бумажный Комбинат, являвшийся основным загрязнителем озера, но на смену ему пришла водоросль спирогира, способствующая росту опасной для человека цианобактерии и подавляющая размножение микроорганизмов-чистильщиков. В довершение к тяжёлой проблеме, правительство соседнего государства Монголия начало строительство каскада из трёх ГЭС на реке Селенге, приносящей в Байкал 80% всех входящих в него вод. В 2016 году уровень воды в озере опустился ниже допустимых экологами норм.

P.S.

Чем закончится борьба за жизнь Байкала, довольно скоро увидят наши дети и внуки. Вопрос лишь в том, что должен сделать каждый из нас для того, чтобы сохранить это древнее чудо природы.(с)

matveychev-oleg.livejournal.com

Как был открыт Байкал. Я познаю мир. Великие путешествия

Как был открыт Байкал

Постепенно, исследуя верховья Лены и ее притоков, подбирались землепроходцы к «славному морю» Байкалу. Еще в 1624 году боярский сын Андрей Дубянской и атаман Василий Тюманец с отрядом поднялись по Ангаре почти до Шаманского порога. Пороги не пустили дальше и Максима Перфильева, заложившего в 1626 году Братский острог (теперь город Братск).

Буряты

Об озере Байкал, который буряты назвали Лама, что значит «море», впервые узнали зимовавшие в верховьях Лены казаки. Один из этих зимовщиков Курбат Иванов в июле 1643 года с отрядом из 74 человек достиг западного берега Байкала и открыл на озере остров Ольхон. Он построил струги и отправил на них по озеру вдоль северного берега группу казаков, которые дошли до места впадения в озеро Верхней Ангары. Зимой казаки прошли по байкальскому льду к реке Баргузин, но, встреченные вооруженными бурятами, погибли в бою.

А Курбат Иванов, обосновавшись на острове Ольхон, составил первую карту, которая называлась «Чертеж Байкалу и в Байкал падучим (т.е. впадающим) рекам и землицам». К сожалению, она была утеряна.

Затем еще немало казаков побывало на Байкале: летом они плавали на стругах, зимой переходили по льду. В конце мая 1647 года на Байкале появился боярский сын Иван Похабов с большим отрядом — 100 человек. Он обошел Байкал с юга, вышел к Селенге, потом в 1661 году на правом берегу Ангары поставил острог, преобразованный затем в город Иркутск.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Первые исследователи Байкала

Исторические документы сохранили немало имен тех, кто первыми осваивал и изучал просторы богатейшего края за Уральским хребтом: Демид Пянда, первооткрыватель Лены; Петр Бекетов, основатель Якутска, Читы и Нерчинска; Ерофей Хабаров, покоритель Приамурья; Семен Дежнёв, первый, кто прошел по проливу между Чукоткой и Аляской, и другие…

Одним из важнейших этапов в исследовании Сибири по праву можно считать открытие озера Байкал. Это природное чудо —​ живая история, которая началась около 25 миллионов лет назад с образованием байкальской котловины. И здесь также отличились многие первопроходцы и исследователи, потому что озеро всегда притягивало к себе людей: кого-то богатством своей природы, других малоизученностью, третьих же —​ таинственностью и даже какой-то мистической силой.

Русские впервые пришли сюда в 1643 г., когда казак Курбат Иванов со своим отрядом добрался из Верхнеленского острога до западного побережья озера, выйдя к нему прямо напротив острова Ольхон. Ивановым был составлен «Чертеж Байкалу и в Байкал падучим рекам и землицам» — первая схематичная карта мест, где побывали казаки.

Это небольшое путешествие стало началом скорого присоединения Прибайкалья к русским владениям. 

Уже через два года атаман Василий Колесников подготовил отряд из сотни казаков и отправился к Байкалу на поиски серебряной руды, которой, по слухам, было в изобилии в этих краях. Доплыв до северной оконечности озера, он основал Верхнеангарский острог, ставший перевалочным пунктом для продвижения дальше, в Забайкалье и на Дальний Восток.

Исследование невиданного ранее водоема шло полным ходом: казаки смогли на судах выйти к истоку Ангары, которая вытекает из Байкала, осмотрели южный берег озера. Там они встретились с могущественным феодалом Северной Монголии — Цэцэг-ханом. Постепенно основывались новые крепости и зимовья, с местных народов регулярно собиралась дань (ясак).

Одним из главных событий этих лет стало основание Яковом Похабовым в 1661 г. Иркутского острога на правом берегу Ангары напротив устья Иркута. Место для поселения было выбрано очень удачно, как писал Похабов в своем донесении царю: «…Тут место самое лучшее, угожее для пашен и скотинной выпуск и сенные покосы и рыбные ловли все близко». В 1686 г. Иркутску был пожалован статус города, он получил собственный герб и, по сути, стал столицей Восточной Сибири. 

И уже три с половиной века Байкал неразрывно связан с этим городом, ставшим его «воротами». Любой, кто приезжает в Прибайкалье, непременно останавливается в Иркутске. Нельзя не упомянуть протопопа Аввакума, видного церковного деятеля XVII века, за старообрядческие взгляды сосланного в Сибирь. В своем «Житие протопопа Аввакума» он красочно описал то, что увидел по пути в ссылку в 1650-е годы: «…Около ево горы высокие, утесы каменные и зело высоки, двадцать тысящ верст и больши волочился, а не видал таких нигде. Вода пресная, нерпы да зайцы велики в нем: во океане-море большом, живучи на Мезени, таких не видал». Впервые Байкал и его окрестности были описаны в таких подробностях.

Научный подход для описания озера, известного России на тот момент чуть более тридцати лет, использовал Николай Спафарий. Этот глубоко образованный молдаванин на службе у царя возглавил русское посольство в Китай в 1675—1678 годах, а по пути вел свои географические исследования.

Так, например, в дорожном дневнике он дал подробное описание среднего течения Оби, её притоков — Иртыша и Кети, а также Ангары; перечислил все впадающие в Байкал крупные реки, в том числе Селенгу, Баргузин, Верхнюю Ангару; описал остров Ольхон; верно оценил глубину озера, отметив, что оно сравнимо с высотой гор.

 

Пересекая Сибирь, Спафарий выполнял первые определения географической широты ряда мест с помощью астролябии. Обобщив сведения землепроходцев, путешественник сделал рельефную схему Восточной Сибири (хотя и очень далёкую от истины), указав на существование «великого хребта» в Лено-Амурском междуречье от Байкала до Охотского моря.

Благодаря изысканиям первых байкальских исследователей, Россия обрела грандиозный по своей значимости водоем, начала осознавать его природно-ресурсный потенциал, который люди используют и по сей день. «Байкал-батюшка», как его с почтением называются жители Прибайкалья, хранит в себе еще немало неизведанного — а значит, новые поколения исследователей будут все больше и больше приоткрывать нам завесу тайн великого озера.

1baikal.ru

Сибирские казаки в Забайкалье и на Байкале. Покорение Сибири. От Ермака до Беринга

Сибирские казаки в Забайкалье и на Байкале

А за славным было батюшком, за Байкалом-морем,

А и вверх было по матке Селенге по реке,

Из верхнего острогу Селенденского,

Только высылка была удалым молодцам,

Была высылка добрым молодцам,

Удалым молодцам, селенденским казакам.

Старинная казачья песня

Русские казаки-первопроходцы появились в Забайкалье в 1638 г., и проникли они туда с севера, с Верхней Лены. Именно в том году енисейский казак Матвей Перфильев во главе отряда из 36 казаков и промышленников направился в верховья р. Витим, крупного правого притока Верхней Лены. Отряд поднялся по реке на лодках «бечевой». После зимовки в поставленном зимовье Перфильев на другое лето добрался до устья вытекающей из озера Баунт р. Ципы, левого притока Витима. Таким образом М. Перфильев, проследив около 1000 км течения Витима, впервые пересек Становое нагорье и достиг Витимского плоскогорья.

У местных эвенков он собрал сведения о живущих на р. Шилкар (Шилке) даурах, добывавших медную и серебряную руды. Они же сообщили ему, что от этих рудников пять-шесть дней ходу «до устья реки, а сие устье (р. Амур. — М.Ц.) простирается до моря…», на ней живут «многие даурские пашенные люди» (18, с.281).

Казакам стало известно, что эвенки, проживавшие на впадающей в Витим в 150 км выше Ципы реки, обменивали у дауров соболя на серебро и шелковые ткани, а дауры проживали к югу и до них через горы ходу три-четыре дня. По возвращении из разведывательного похода М. Перфильев составил карту-схему Витима, которой пользовались не менее 200 лет.

Для закрепления русского присутствия в Прибайкалье в 1641 г. был основан почти у самого южного участка Верхней Лены Верхоленский острог. Русские, зимовавшие на Верхней Лене, в устье р. Илги, левого притока Верхней Лены (у 55° с. ш.) узнали от местных бурят об озере Байкал, которое в те времена казаки называли эвенкийским словом «ламу»— большая вода, море. От них же казаки выяснили, что близ Байкала находится исток Лены «из ключей», а сам район богат серебряной рудой.

Уже в росписи о путях с Енисея на Лену, представленной в Москву мангазейским воеводой Андреем Федоровичем Палицыным в 1632 г., упоминается о возможности в двадцать и больше недель дойти до «великих Байкальских проливов Красного моря». По мнению академика Л. С. Берга, это место в росписи представляет собой «первое упоминание о Байкале в нашей литературе» (28, с.55).

А в «Росписи против чертежу от Куты реки вверх по Лене реке и до вершины, и сторонним рекам, которые впали в Лену реку и сколько от реки до реки судового ходу и пашенным местом и распросные речи Тунгуского князца Можеулка про Брацких людей и про Тунгуских и про Ламу и про иные реки», составленной в 1640–1641 гг. воеводами Петром Головиным и Матвеем Глебовым, приведены важные сведения о Байкале и проживавших по его берегам жителях. Тунгуский князек сообщил воеводам: «в прошлом де во 148 году (1639–1640 гг. — М.Ц.) летом ходят по Ламе в судах русские люди казаки и побили де его родников… а отколева те казаки пришли и давно ли по Ламе ходят того не ведают… Ламу называют Брацкие люди Байкалом, озером… А на Ламе остров именем Ойхон (Ольхон. — М.Ц.), а ходу через Ламу до острова Ойхона судового день, а люди на том острову живут Братские многие, лошадей и всякого скота много, а хлеб у них родится просо… На другой стороне Ламы живут Братские люди конные, а Тунгусы оленьи, а Енисей река, которую называют Тунгускою и Ангарою вышла из Байкала озера… А вода в Ламе стоячая и пресная, а рыба в ней всякая и зверь морской, а где пролива той Ламы в море того же тунгусы не ведают».

Значит, составители росписи предполагали наличие связи Байкала с океаном. Затем в росписи сообщалось о впадении в Ламу р. Селенги «двенадцатью устьи» и об особо интересующей воевод дороге в Китай: «Да тою же рекою Селенгою ходят в Китайское государство вверх по Селенге реке 10 ден судового ходу. А от тое реки Селенги по левую сторону дорога на реку, сухим путем дней в восемь переезжают конем, а та река течет в китайское государство, а имени тунгусы той реке не ведают. Да на той же реке Мугалы (видимо, монголы. — М.Ц.) емлют серебряную руду, а у той руды серебряной, на той реке стоит китайского государства порубежный город, а серебро в Браты идет из Мугалы, а покупают Брацкие люди то серебро у Мугал на соболи».

Упоминается в росписи и про Шилку (Амур), которая «впала устьем в большое море, а люди по ней живут Брацкие скотные» (28, с.88, 89). Сведения из этой росписи несомненно послужили основанием для посылки к Байкалу казацких отрядов для присоединения этого региона к Московскому государству.

Что касается названия Байкал, то, оно, вероятнее всего, имеет якутское происхождение. Ведь якуты до исхода на север жили подле Байкала. В их языке и сейчас сохраняется слово «байгъал», что обозначает «море». Вероятнее всего, у них и переняли это слово буряты. Любопытно, что у китайцев Байкал называется Бэй-Хай — «северное море».

Важным шагом в освоении Прибайкалья явилась экспедиция казака Кондратия Ларионовича Мясина. Он впервые побывал в бассейне Средней и Верхней Киренги, правого притока Верхней Лены, которая вытекает из гор, обрамляющих с запада Байкал. Уже в октябре 1640 г. он на оленях перешел Ленско-Ангарское плато и собрал ясак с эвенков долин левых притоков Киренги. А в начале 1641 г. с верховьев Лены Мясин добрался до истоков Киренги и собрал там ясак соболями. Он же сообщил о «Ламском хребте»— горах, обрамляющих Байкал с запада, из которого вытекают обе реки (теперь там выделяют два хребта: Приморский и Байкальский).

Первым открыл путь от Верхней Лены на Байкал казачий пятидесятник Курбат Афанасьевич Иванов. Он с отрядом из 74 казаков и промышленников от устья Куленги, левого притока Верхней Лены, был послан на юг и в июле 1643 г. достиг западного берега озера Байкал и у 53° с. ш. за Малым морем (залив Байкала) открыл о. Ольхон.

После столкновений с местными бурятами, которые закончились в пользу казаков, на построенных стругах К. Иванов послал отряд из 36 казаков во главе с Семеном Скороходом вдоль северного берега озера. Скороход достиг северной оконечности озера и открыл устье Верхней Ангары, где поставил зимовье. В конце 1643 г. с половиной отряда Скороход прошел по льду почти до устья р. Баргузин и со своими спутниками погиб в бою с бурятами. Казаки, оставшиеся в зимовье в устье Верхней Ангары, были осаждены бурятами, но через полгода сумели вырваться из осады и летом 1644 г. добрались до Братского острога.

Курбат Иванов, базируясь на Ольхон, объясачил прибайкальских бурят, которые добровольно согласились принять русское подданство. К середине сентября он составил «чертеж Байкалу и в Байкал падучим рекам и землицам» — первую карту-чертеж Байкала, который, к сожалению, не сохранился (18, с.282). До весны 1645 г. он собрал еще ряд сведений о Прибайкалье и составил уже карту-чертеж Верхней Лены и Байкала.

Безусловно, уникальная природа Байкала произвела неизгладимое впечатление на казаков-первопроходцев, вероятно такое же, как на видного церковного деятеля XVII в. протопопа Аввакума, проведшего в ссылке в Тобольске и Даурии 10 лет, с 1653 по 1663 г., и вспоминавшего о пребывании на Байкале в написанном им «Житии»:

«Егда к берегу пристали, востала буря ветренная, и на берегу насилу место обрели от волн. Около ево горы высокия, дебри непроходимыя, утес каменной, яко стена стоит, и поглядеть-заломя голову! Двадцеть тысящ верст и болши волчился, а не видал таких нигде. Наверху их полатки и повалуши, врата и столпы, ограда каменная и дворы — все богоделанно. Лук на них ростет и чеснок — болши романовского луковицы, и слаток зело. Там же ростут и конопли богорасленныя, а во дворах травы красныяи цветны и благовонны гораздо. Птиц зело много, гусей и лебедей по морю, яко снег плавают. Рыба в нем — осетры и таймени, стерляди и омули, и сиги и прочих родов много. Вода пресная, а нерпы и зайцы (морские. — М.Ц.) великия в нем: во океане-море большом, живучи на Мезени, таких не видал. А рыбы зело густо в нем: осетры и таймени жирны гораздо-нельзя жарити на сковороде: жир все будет. А все то у Христа тово, света, наделано для человека, чтоб, успокояся, хвалу богу воздавал» (45, с.126; 6, с.133).

Скала Шаманка на озере Байкал — обитель местных бурятских шаманов. Фото Н. Федорова

В 1643 г. из Енисейска на Байкал для поиска залежей серебряных руд был отправлен атаман Василий Колесников во главе отряда из 100 казаков. В конце года он вышел к северному берегу озера и зимовал в остроге, поставленном близ истока Ангары. Летом 1644 г. он прошел на стругах до устья Верхней Ангары и на месте зимовья поставил острог. Именно оттуда, вероятно, в следующем 1645 г. он отправил для розыска «новых землиц» в Забайкалье казака Константина Ивановича Москвитина с тремя казаками. По льду озера на нартах под парусом они достигли Баргузинского залива, а затем поднялись вверх по долине р. Баргузин. Проводники из местных жителей повели казаков через Икатский хребет на восток. Путь был исключительно тяжелым, так как в горах лежал снежный покров толщиной более 2 м.

Москвитин вышел к истокам Витима и повернул на юг. Затем через топкие и болотистые места в районе Еравнинских озер он достиг истоков р. Уды, а по ней и Селенги. Казакам не удалось обнаружить залежи серебряных руд. В Монголию их не пустили, но Москвитин принес известие о р. Онон, до которой оставалось шесть дней езды, по ней на стругах за шесть дней можно было добраться до р. Шилки, которая впадает в «Студеное море». Он узнал, что эта река велика и по ней живут оседлые люди, выращивавшие хлеб и овощи (18, с.283).

Из-за самоуправства атамана Василия Колесникова в 1644–1647 гг. отношения казаков с местными бурятами резко обострились. Так как от него в Енисейск не поступало никаких сообщений, то ему на помощь в конце мая 1647 г. был направлен сын боярский Иван Похабов во главе отряда в 100 казаков. Похабов не был новичком в Забайкальских краях. В 1644 г. он первый с 30«охочими» людьми побывал на Нижней Селенге и сособрал там ясак.

Панорама Иркутска. С гравюры XVIII в.

Похабов прошел вдоль западного и южного берегов озера и прибыл на Селенгу. Его поход сопровождался многочисленными стычками с бурятами. Требование Похабова по вторичной уплате ясака привело к продолжению сопротивления со стороны местных бурятов на Нижней Селенге и Уде. Только в 1655 г. буряты окончательно сложили оружие. Возвратившись на Байкал, Похабов основал острог в районе юго-западной части озера.

В 1648 г. отряд енисейского казачьего атамана Ивана Галкина прошел вдоль восточного берега Байкала к устью р. Баргузин и примерно в 50 км от него летом заложил Баргузинский острог, ставший основной базой для дальнейшего продвижения первопроходцев в Забайкалье. В следующем году он собрал ясак с эвенков, живших по притокам Верхнего Витима и в районе Еравнинских озер. Он, а может быть только его казаки, побывали в долине р. Муи, левого притока Среднего Витима. Несколько направленных им на восток от Еравнинских озер казаков перевалили Яблоновый хребет и вышли на р. Шилку, но нехватка продуктов заставила их в 1650 г. вернуться. Их рассказы пополнили даннные, собранные к этому времени русскими первопроходцами об огромной р. Шилке — Шилкаре (Амуре), текущей на восток к неведомому морю.

В середине ХVІІ в. в Забайкалье находилось уже несколько отрядов первопроходцев. Один из них, возглавляемый основателем Якутска сыном боярским Петром Бекетовым в 1653 г. совершил поход на юг вверх по Селенге, а затем повернул на восток и направился по р. Хилок, где основал Иргенский острог (у оз. Иргень) и Шилкинский (в районе будущего Нерчинска).

Вхождение прилегающих к Байкалу земель в состав Московской Руси произошло сравнительно быстро. Дело в том, что, несмотря на первоначальное сопротивление, оказываемое местными племенами первопроходцам, значительная часть коренного населения предпочла опереться на русских в борьбе с набегами монгольских феодалов. Сооружение в районе Байкала цепи укрепленных острогов длительное время обеспечивало защиту русского и коренного населения от вражеских вторжений (2, с.37)

В середине ХVІІ в. русскими был сооружен ряд опорных пунктов (острогов) — это помимо указанных выше Балаганский на Верхней Ангаре, Телембинский на правом притоке Верхнего Витима (1659 г.), Удинский в устье р. Уды (1665 г.), Селенгинский в устье р. Хилок, правого притока Селенги (1665 г.), Нерчинский и другие остроги.

Особое значение для освоения Забайкалья имело создание в 1658 г. у впадения р. Нерчи в р. Шилку военно-административного центра — будущего Нерчинска — с самостоятельным воеводою во главе. Постройка всех этих острогов закрепила за Россией путь в Даурию, путь на Амур.

Окончательное укрепление русских на Байкале связывают с основанием Иркутска. В 1652 г. И. Похабов вначале построил ясачное зимовье на островке Дьячий близ устья Иркута, левого притока Ангары. Через 9 лет на правом берегу Ангары против устья Иркута был поставлен острог, ставший вскоре городом Иркутском, который в следующем столетии превратился в главный город Восточной Сибири.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Исследования Байкала. Первые землепроходцы | ИРКИПЕДИЯ

В середине XVII в. служилые российские люди стали проникать на Байкал. За ними потянулся торговый и промышленный люд, а затем крестьяне-земледельцы. Их привлекала таинственная, еще непознанная земля у Байкала, богатая ценной пушниной.

В то время пушнина занимала особое место в государственном бюджете, а также во внутренней и внешней торговле государства. Проникновение в Прибайкалье, а затем в Забайкалье способствовало присоединению к Русскому государству, на рубеже XVI и XVII веков, Западной Сибири и, в первой четверти XVII в., Восточной Сибири. В этот период были построены Енисейский (1618 г.), Красноярский (1628 г.), Якутский (1632 г.) остроги. Они и стали первыми базами для отрядов служилых людей в Прибайкалье. В 1625 г. 40 казаков под командой Василия Алексеева (прозвище Тюменец) собрали по Ангаре ясак у эвенков, но до бурятских кочевий не дошли. В 1626 г. на землю братов (бурят) двинулся атаман Максим Перфильев и дошел по Ангаре до Шаманского порога (устье реки). В дальнейшем походы стали частыми и преследовали цель сбора ясака.

Первые упоминания о Байкале относятся к 1630 г., когда отряды служилых людей стали постоянно появляться в Прибайкалье. Их частые походы по сбору ясака способствовали появлению первых территорий, описываемых в «Росписи имянным рекам и новым землицам и князцам с которых государев ясак собирается в Енисейский острог». В 1640–1641 гг. П. Головиным, М. Глебовым и Е. Филатовым на составленном ими чертеже выделена территория, охватывающая верховье Лены, средний Байкал и низовье р. Селенги, под названием «Роспись против чертежа рекам и порогам Енисейского острога».

Первым из русских, побывавших на Байкале, считается казачий пятидесятникземлепроходец Курбат Иванов, который в 1643 г. из Верхнеленского острога с 75 промышленными людьми и казаками достиг северо-западного берега Байкала. Победил обитавших здесь бурят, перебрался на Ольхон. Осмотрев наскоро остров, Иванов с частью своей команды возвратился в Верхоленск, послав унтер-офицера С. Скорохода с 30 казаками вдоль берега Байкала до Верхней Ангары. Затем отряд, дойдя до р. Баргузин, встретил тунгусов, которые разгромили всю команду, кроме двух человек, случайно спасшихся бегством.

Подробное описание этому инциденту дает в своей работе «Сибирская история» известный исследователь Сибири И. Фишер, участник 2-ой Камчатской экспедиции. Заслуга Курбата Иванова заключается в том, что он впервые составил «Чертеж Байкалу и в Байкал падучим рекам и землицам, распросные речи тунгусов и братских людей про мунгал и про Китайское государство и про иные землицы и на Байкале, где мочно быть острогу».

В 1645 г. атаман Василий Колесников вышел из Енисейского острога с 100 казаками «для проведывания озера Байкал и про серебряную руду», находившуюся, по слухам, в изобилии около этого озера. Он переплыл Байкал, но не стал приставать к южному его берегу, опасаясь собравшихся на берегу бурят. Проплыв дальше, атаман подошел к Култуку и у устья Малой Ангары поставил острог. Затем, прозимовав у Байкала (против о-ва Ольхон) среди покоренных уже бурят, Колесников летом, за две недели до Петрова дня, отправился по озеру на лодках. При этом, проплыв по левой его стороне до Ангары, прожил около Байкала еще две зимы.

В 1646 г. сын боярский Иван Похабов с отрядом из 80 человек переправился на южный берег Байкала, собрал с местных жителей ясак. Здесь он познакомился с монгольским Цэцэг-ханом, собрав первые сведения о тамошней стране.
Чуть позже (в 1648 г.) на Байкале побывал Иван Галкин; пройдя с севера Байкала до устья р. Баргузин, он обосновал Усть-Баргузинский острог.

В 1652 г. был послан из Енисейского острога для осмотра страны, лежащей к югу от Байкала появилось на карте в «Чертеже Сибири» (1667 г.), составленном по распоряжению тобольского воеводы П.И. Годунова. Он вышел 2 июня из Енисейска, на лодках проплыл по Енисею, Ангаре и Байкалу и 1 октября дошел до залива Прорва (Посольский сор) на южном побережье Байкала.

Царское государство было заинтересовано в установлении тесных связей с Китаем и в укреплении своих восточных границ. Первое русское посольство к одному из могущественных феодалов Северной Монголии (Халхи) Цэцэг-хану совершил в 1650 г. тобольский татарский сын Ерофей Заболоцкий (Заблоцкий). 7 октября этого года на восточном берегу Байкала (около Прорвы в дельте Селенги) посол и 7 членов посольства были убиты местными жителями.

В 1652 г. на их могиле был поставлен крест и сооружена часовня. А в 1681 г. на этом месте на средства купца Г.А. Осколкова был построен Посольский Преображенский монастырь.

Очень интересные описания Байкала оставил Аввакум Петров, один из основателей русского старообрядчества, в своей книге «Житие протопопа Аввакума». В 1666 г., возвращаясь из ссылки в Даурии (Забайкалье), он переплыл Байкал в конце июля.
Вот что пишет Аввакум: «…Лодки починя и паруса скропав, через море пошли. Погода окинула на море, и мы гребня перегреблись: но больно в том месте широко, или со сто, или осьмьдесят верст. Егда к берегу пристали, восстала буря ветреная, и на берегу насилу место обрели от волн. Около ево горы высокие, утесы каменные и зело высоки, двадцать тысящ верст и больши волочился, а не видал таких нигде. Наверху их палатки и повалуши, врата и столпы, ограда каменная и дворы, – все богоделанно. Лук на них растет и чеснок, больше романовского луковицы слаток зело. Так же растут и конопли богорасленныя, а во дворах травы красныя и цветны и благовонны гораздо. Птиц зело много, гусей и лебедей – по морю, яко снег, плавают. Рыба в нем – осетры и таймени, стерляди и омули, сиги и прочих родов много. Вода пресная, а нерпы и зайцы велики в нем: во океане-море большом, живучи на Мезени, таких не видал. А рыбы зело густо в нем…»

В 1675 г. по пути в Китай на Байкале останавливалось Русское посольство, возглавляемое Николаем Гавриловичем Спафарием (Милеску). В книге «Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Н. Спафария в 1975 г.» и в «Дорожном дневнике» он дал довольно подробное описание природы на всем протяжении своего путешествия, в том числе Байкала и окружающих его территорий.

Посольство Н. Спафария доставило богатейшие объективные географические и другие сведения о Сибири и Китае (и в том числе о Байкале), которые в течение долгого времени служили главным источником сведений об этом удивительном крае как в России, так и в Европе. О природе Байкала Н. Спафарий писал: «Байкальское море неведомое есть ни у старых, ни у нынешних земнописателей, потому что иные мелкие озера и болота описуют, а про Байкал, который большая великая пучина есть, никакого упоминания нет…» И еще: «Байкал может называться морем потому… что объезжать его кругом нельзя… что величина его в длину и ширину и в глубину велика есть. А озером может называться оттого, что в нем вода пресная, а не соленая, и земнописатели те озера, хотя и великие, но в которых вода несоленая, не называют морем…» О размерах Байкала он пишет: «… длина его парусом бежать большим судном дней до десяти, и по двенадцати, и больше, какое погодье, а ширина его – где шире, а где уже, меньше суток не перебегают. Глубина его великая, потому что многажды мерили, сажен по сто и больше, а дна не сыщут, а то чинится оттого, что кругом Байкала везде лежат горы превысокие, на которых и летнею порой снег не тает. А в середине Байкальского (озера) есть остров великий, который именуется Ольхон. Тот остров стоит посреди в длину озера, кругом имеет больше ста верст…

И опричь того острова есть иные острова небольшие, однако же немного. А погодье по Байкалу, что в чаще, окружен каменными горами, будто стенами, и нигде не отдыхает и не течет, опричь того, что от него течет Ангара река. В Байкал впадает большие реки, мелкие и иные многие, а по краю, на берегу, везде камень и пристанища немного, наипаче на левой стороне, едучи от реки Ангары, и оттого разбивают суда часто. А рыбы в Байкале всякой много, и осетры, и сиги и иные всякие, и зверя нерпа в нем есть же много. Только немного около Байкала, опричь немногих тунгусов, которые питаются рыбой, потому что близ Байкала пашенных мест нет, и живут по рекам в зимовьях промышленные люди Н.Г. Спафарий. Возглавил Русское посольство в Китай. Дал первое научное описание Байкала и «Чертеж Сибири». Хотя он сам на Байкале не был, но карты («чертежи») составлял на основе трудов многих безвестных сибирских землепроходцев. А лес около Байкала есть, кедровник большой, и на нем орехов много, и иной лес есть. А вода в нем зело чистая, что дно виднеется многие сажени в воде, их питию зело здрава, потому что вода пресна».

Из других источников того времени упоминания о Байкале имеются в путевых заметках торговых людей. Так, например, сохранился любопытный документ «Роспись… торгового человека Исая Остафьева Посаленово», датированный июлем 1680 г. Он пишет: «…иду я из Иркутского острога мимо большого моря, который зовется Байкалом, а со мной идет русияново свово привозного товару…» Документ интересен тем, что свидетельствует о времени появления в этих отдаленных краях, в частности на Байкале, торговых людей с русскими товарами.

Интересный материал о Байкале оставил Ж.Ф. Жербильон. В 1686–1688 гг. он посетил Байкал, а затем Забайкалье. В своих дневниковых записях он пишет: «Затрачивают три дня пути на то, чтобы из Селенгинска достичь Байкала, куда впадает река…» В 1689 г. иркутское начальство с особенным тщанием выстроило на Байкале карбас для перевоза на нем через озеро царского посланника в Пекин, окольничего и наместника Ф.А. Головина. Он был посланником царя в Китай для разрешения пограничных вопросов. Федор Головин со свитою проследовал через Байкал в июле 1689 г. и по заключению Нерчинского трактата (договора), по которому китайцам был уступлен Амур, а за Россией упрочена нынешняя Забайкальская область, снова переплыл Байкал.

В 1692–1694 г.г. Исбрант Идес, путешествуя через Сибирь в Китай, вел записи по этнографии и географии Сибири. Много интересного материала он собрал о жизни и быте местного населения, живущего на берегах Байкала. Кроме того, он вел путевые заметки о природе озера, собрал сводки о животном мире и растительности края.

Источник: Байкал: природа и люди : энциклопедический справочник / Байкальский институт природопользования СО РАН ; [отв. ред. чл.-корр. А. К. Тулохонов] – Улан-Удэ : ЭКОС : Издательство БНЦ СО РАН, 2009. – с 14-16

Первым русским исследователем, оставившим сведения об озере, является Курбат Иванов, который в 1643 г. с отрядом казаков, направляясь из Верхоленского острога по рекам Лена, Иликта и Сарма вышел к озеру в районе Малого Моря и побывал на о. Ольхон. Им составлена схематическая карта «Чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам». Вслед за К. Ивановым байкальские берега посетили еще несколько казачьих отрядов, среди которых следует отметить Василия Колесникова (1646 г.), Ивана Похабова (1647 г.), Ивана Галкина (1648 г.). В. Колесниковым и И. Галкиным, соответственно, были заложены Верхне-Ангарский (1646 г.) и Баргузинский (1648 г.) остроги.

Вслед за казачьими отрядами первопроходцев в Сибирь начали ссылать людей, нарушивших закон или неугодных самодержавию. Некоторые из них стали исследователями Байкала. Особенно ценные наблюдения приводятся главой старообрядческого сопротивления протопопом Аввакумом Петровым, который в 1655– 1656 и в 1662 гг. пересекал Байкал на пути в ссылку в Даурию и обратно. Само озеро и его побережье поразили Аввакума. В своей книге «Житие Протопопа Аввакума» он красочно описывает Байкал: «около его горы высокие, утесы каменные и зело высоки, двадцать тысяч верст и больше волочился, а не видал таких нигде. …Птицы зело много, гусей, лебедей по морю яко снег, плавают.
Рыба в нем – осетры и таймени, стерляди и омули, и сиги и прочих родов много. Вода пресная, нерпы и зайцы великия в нем».

Довольно подробные сведения о Байкале и его притоке Селенге оставил Николай Спафарий (Милеску) – посол царя Алексея Михайловича в восточные страны (1675–1678 гг.). Он писал, что «Байкал может называться морем потому, что объезжать его кругом нельзя… что величина его в длину и ширину и в глубину велика есть. А озером он может называться оттого, что в нем вода пресная, а не соленая…». В его записях даются сведения об о. Ольхон, о притоках Байкала, рыбах, нерпе, количестве дней перехода под парусом от одного пункта к другому.

Интересные данные о Байкале дал Избрант Идес – русский посол в Китае в 1692–1695 гг. Он писал: «Озеро Байкал имеет в ширину около шести немецких миль, а в длину – сорок. Толщина льда на нем около шести футов… на озере встречаются полыньи, которые никогда не замерзают… Вода в озере пресная, но такая же чистая и зеленая как в океане; в нем много морских собак (тюленей)… В озере много рыбы… Единственная река, которая вытекает из Байкала – это Ангара».

В 1701 г. появилось картографическое произведение «Чертежная книга Сибири», составленная Семеном Ремезовым. На одной из 23 карт (чертежей) атласа представлено «Море Байкальское», где даны очертания Байкала и 40 притоков.

Источник: Байкаловедение : учеб. пособие / Н. С. Беркин, А. А. Макаров, О. Т. Русинек. – Иркутск : Изд-во Ирк. гос. ун-та, 2009. – с 8-9

Читайте в Иркипедии

Термины

  1. Мифы и легенды Байкала
  2. Исторические летописи и Байкал
  3. Первые землепроходцы на Байкале
  4. Исследования Русского географического общества на Байкале (XIX в.)
  5. Исследования поляков на Байкале (конец XIX в.)
  6. Военные моряки-ученые на Байкале (ХIХ–ХХ вв.
  7. Комплексные академические исследования
  8. Научные исследования Байкала (XX-XXI вв.)
  9. Байкальская проблема (история решений)

Другие ресурсы

  1. Казаки-землепроходцы на Байкале
  2. История географии Приангарья: сведения землепроходцев 
  3. История географического изучения области в имперский и советский периоды
  4. Пенда (Пянда), Пантелей Демидович
  5. Бугор, Василий Ермолаевич

Литература

  1. Бояркин В.М. История физико-географического изучения территории Иркутской области / В.М. Бояркин. — Иркутск: ИГУ, 1984.
  2. Иркутск: события, люди и памятники : сб. статей по материалам журнала «Земля Иркутская» / Сост. А.Н. Гаращенко. — Иркутск: Оттиск, 2006.- 528 с.
  3. Гурулев С.А. Что в имени твоем, Байкал?.- Новосибирск: Наука, 1982.- 110 с.
  4. Полевой Б.П. Курбат Иванов — первый картограф Лены, Байкала и Охотского побережья (1640-1645 гг.) // Известия ВГО.- Л., 1960.- № 1.- С. 37-42.
  5. Пестерев В.И. История Якутии в лицах.- Якутск: Бичик, 2001.

Ссылки

  1. Землепроходцы и первооткрыватели
  2. Землепроходцы (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия)
  3. Землепроходцы. Исследование Сибири

irkipedia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о