Роды двойни истории – Рассказы о родах двойни — БэбиБлог

Роды двойни истории – Рассказы о родах двойни — БэбиБлог

Содержание

Роды двойни – мои рассказы или одна история из жизни

Содержание статьи:

  1. Как и где обитают пузатые мамы до родов двойни
  2. Реанимация за несколько дней до родов двойни
  3. Как делается кесарево сечение: как проходят роды двойни
  4. Как быстро все заживает после родов двойни и что может случиться с малышами

Понять, что мои роды двойни приближаются, мне удалось заблаговременно. Причиной тому были грозные осложнения, которые возникают при беременности двойней, и которые не обошли меня стороной. Я говорю про эклампсию. Да, это почти случилось со мной – если бы не оперативное вмешательство медиков и мое длительное времяпрепровождение в отделении патологии беременности (да,да! двойню априори относят к патологии) – не писала бы я вам сейчас о родах двойни, и какие они были у меня. Спасибо акушерам, вовремя все заметили.

Как и где обитают пузатые мамы до родов двойни

Родила я свою долгожданную и недоношенную двойню в 32 года на сроке 7,5 месяцев или в 34,2 недели. Меня положили в больницу за полтора месяца до родов из-за сильных отеков и постоянно нарастающего давления – от 140/110 и выше. «Это не есть хорошо!», – сказала мой акушер-гинеколог на очередном осмотре и от греха подальше выписала мне «VIP-пропуск» на больничную койку вне очереди. Мне было не в тягость полежать в дородовом отделении, поскольку муж постоянно находился на вахте, а друзьями в незнакомом мне еще тогда городе я не обзавелась.

Прикатила я на такси в течение часа в приемный покой с чемоданом на колесиках. А чемоданы такие, оказывается, на местном «КПП» не пропускают. Благо, медсестрички дали мне какой-то большой целлофановый мешок и я с пузом и со своим мешком сверху пошлепала по кафельному полу до своей палаты. Мы с медсестрой проходили через темные холодные коридоры, проковыляли как утки мимо родового отделения, крики женщин из которого заставляли кровь стыть в жилах, и добрались до холодной-прехолодной палаты.

Был октябрь месяц, а палата была торцевая, да и еще и с двумя балконами с каждой стороны. Было очень холодно. Как я боялась тогда простудиться! Берегла себя как могла. Хорошо, что в свой последний приезд, муж повез меня по магазинам и купил мне необъятный, теплый халат до самого пола. Потом он мне очень пригодился. Когда нас выводили с утра на сдачу крови из пальца, то все девочки садились практически голой попой на холодные скамейки, а я – на теплый халатик. Пузики у всех были большие и халаты задирались чуть ли не выше пупка. Учтите это, когда будете поступать в больницу на роды вашей двойни.

Ладно, ближе к делу. Каждый день всех рожениц взвешивали. Тех, кто показывал сильную ежедневную прибавку в весе, заставляли пробегать километр. Шучу, оставляли на замер давления. У кого давление было сильно повышено, сначала пытались «пролечить» Допегитом или Нефедипином. Если результаты были нулевые – то несчастных помещали в реанимацию под круглосуточные капельницы. Из всего отделения нас таких – с отеками – было человек пять. Мы были как лабораторные мыши, над которыми ставили эксперименты)))

Представьте такой аппарат на беременной!

Мы сдавали мочу по Нечипоренко, мы вели дневник на предмет «сколько выпито – сколько слито», набирали суточный анализ мочи в трехлитровую банку и вставали на замер давления каждые 4 часа – и ночью и днем. Однажды на меня на сутки надели аппарат для замера давления, который автоматически накачивает манжетку каждые 20 минут. Это называется суточное мониторирование артериального давления или сокращенно СМАД. На удивление, спала я той ночью хорошо, несмотря на писк, который издает аппарат перед накачкой манжеты. Спасибо двум таблеткам пустырника! При ношении этого чудо-прибора есть один нюанс – как только вы услышите писк, вы должны замереть в какой-бы то ни было позе. Как в игре “Море волнуется раз…”) Иначе результат будет искажен.

Я помню, как при очередном писке, я доставала ручку, которая закатилась под кровать. Пришлось замереть на четвереньках. Ну хоть девчонок по палате посмешила! Все ходили напряженные – боялись родов. У многих они были повторные. Как правило, те, у кого роды были первые – не страшились. А «повторные» уже знали, что их ждет и очень боялись.

Анализы, которые я сдавала на протяжении полутора месяцев, обрисовывали мою ситуацию, как плачевную. Поэтому домой меня не отпускали, а для того, чтобы мои роды двойни прошли более или менее благополучно, нужно было постараться доходить беременность как можно дольше. Каждый день прибавлял монетку в копилку здоровья моих деток. Я это понимала и радовалась каждому закончившемуся благополучно дню.

Но, в одно не такое уж прекрасное утро, весы показали прибавку в 1,5 килограмма за сутки. Наесть столько я не могла, да и не лезло в меня много еды. Воды я пила тоже немного, но отеки резко прибавились. Давление тоже поднялось вверх. Мне дали таблетку Нефедипина, от которой я плавно осела в коридорчике на стену спустя полчаса после ее приема. Больше мне не рисковали ее давать, ограничивались Допегитом.

На второй день ситуация сохранялась. Снова 1,5 килограмма и давление 150 на 110. Ко мне зачастили врачи со всего отделения. Каждые три часа меня осматривали новые люди в халатах. Слушали живот через трубочку, нажимали пальцем на ноги и смотрели, как быстро исчезнет белый след от пальца. Я догадалась, что реанимация и роды двойни не за горами. Вечером в палате я дописала пару статей для заказчика, мы сели с девочками попить чаю. Я позволила себе кусочек хлеба с сыром и колбасой и кружку чая. На утро весы показали прибавку в два килограмма!?! WTF?!

Через 15 минут после взвешивания и замера давления ко мне с огромными глазами прибежала мой врач и с порога начала меня отчитывать за отеки. А что я могла поделать в такой ситуации?! Да, мне было совестно за кусочек колбасы прошлым вечером, но воды-то я ночью не пила. В общем, недолго думая, отправила она меня в реанимацию. И начался новый этап в моей больничной жизни.

Реанимация за несколько дней до родов двойни

Вот эта зеленая штучка и есть инфузомат

Кушетки в реанимации жесткие, высокие, обшитые клеенкой. Простынь елозит под попой, а поправить – возможности нет. К руке, через катетер подключен инфузомат, который круглосуточно вливает тебе в вены то белую, то желтую жидкость. А в туалет-то по маленькому с таким пузом хочется часто! Поговорить не с кем. Заведут с утра девочек, а к обеду их уже уводят на операцию – кесарево сечение. Спустя минут сорок их привозят обратно и они начинают «обзвон» родных с радостными новостями. Слушаешь, какие крупные у них рождаются детки и молча завидуешь. Мои-то весили на последнем УЗИ 1600 и 2100 грамм. Не критично, но и не хорошо.

До родов двойни я провела три дня в реанимации или в ПИТе (палата интенсивной терапии). Ночью я вставала, чтобы хоть немного размяться после капельниц. И ходила по родовому отделению, где за стенками прыгали на больших серых мячах, просто ходили из угла в угол или лежали на кушетках стонущие роженицы. Как мне было их жалко! Похоже им было очень больно. Потом приходила акушер и властным тоном ежеминутно отдавала им команды, что делать и как дышать. Потом был слышен плач младенца и оры стихали.

На третий день утром ко мне зашла заведующая родовым отделением и сказала, что сегодня пятница и полного состава врачей в отделении до понедельника не будет. До этого времени неизвестно, что со мной может случиться и что она очень рекомендует соглашаться на роды моей двойни прямо сегодня. Это был шок, несмотря на то, что я знала, что меня в любом случае ждут преждевременные роды двойни. Все равно, это было неожиданно. Будучи очень начитанной по теме эклампсии и зная, во что это может вылиться, я согласилась. Она сказала, что сегодня меня возьмут на КС первой и чтобы я шла в процедурный кабинет.

На ватных ногах я прошлепала в процедурку, где мне побрили живот и пах, и проклизмили. После того, как я вернулась на жесткую кушетку, началось мучительное ожидание. Было страшно. Спустя полчаса зашла медсестра, неся в руках голубую сорочку и бахилы по колено. Мне помогли переодеться, и повели на операцию. Я помню, как я шла по коридору, и мне было очень холодно. Было ощущение, будто я совершенно голая. Меня завели в операционную, а там было человек семь или восемь медиков. «Ну и ну!» – подумала я. В моей жизни было к тому моменту уже пять операций, и ни на одной из них я не видела такого количества медиков.

Как делается кесарево сечение: как проходят роды двойни

Меня предупредили, что шов от кесарева будет не «улыбкой», а продольный. Потому что в противном случае медикам будет трудно доставать двойняшек, и они могут им что-либо повредить. Конечно, я согласилась. Потом мне велели сесть на кушетку и максимально сгорбиться, чтобы поставить катетер в позвоночник. Ой, как мне стало страшно в этот момент! Я боялась, что мне неправильно поставят укол, и я навсегда останусь неходячим инвалидом. Глупо, но как есть.

Все же я помнила, что общая анестезия и роды двойни – это понятия почти не совместимые. Пока достанут одного ребенка, второй будет задыхаться в мамином животике от анестезирующих веществ. Поэтому я молча следовала командам. Сгорбилась и почувствовала, как игла заходит прямо под позвонок. Да, это больно. Потом мне сказали аккуратно, так же – в позе коня, лечь на операционный стол и сами меня потихоньку расправили в лежачее положение. Привязали мне ноги, развели руки в стороны на специальные подставки и тоже крепко связали.

Передо мной на уровне груди установили ширмочку из одноразовой салфетки, чтобы я не смотрела на манипуляции медиков. Операционный стол, кстати, похож на резиновую гладильную доску. Стало тепло, легко и хорошо – это пошла эпидуральная анестезия. Я просто лежала и балдела. Даже мысли про предстоящие роды двойни отступили на второй план.

Потом пришли два медика, которые должны были меня оперировать, анестезиолог, которая должна была следить за подачей наркоза в позвоночник и еще куча народа в белых халатах. Были и санитарки со швабрами. Оказывается, когда разрезают плодный пузырь, на пол может стечь околоплодная жидкость, которую им нужно быстро убрать. Также может открыться кровотечение. В общем, санитары везде на подхвате.

Врач, который собралась меня оперировать попросила меня пошевелить ногами. Я пошевелила, но ног не чувствовала. Зато я ощущала свои руки. Мне потыкали иголочкой по животу и спросили, чувствую ли я. Я ответила положительно. Но, несмотря на это, операцию сразу же начали. Соседки по палате меня предупредили, чтобы я не смотрела на лампы над операционным столом, так как в них отражается все, что с тобой делают. И я не смотрела, ибо мне могло стать совсем тошно. Был слышен скрип кожи, которую разрезают. Было ни сколько больно, но страшно.

Примерно вот так все и было

Когда из живота вытаскивали мою первую девочку, мне казалось, что из меня вытащили все внутренности. Как вантузом. Через минуту, вытащили вторую. Обе закричали. Их быстро завернули в застиранные до серости белые простыни и унесли на второй этаж, где стояли кувезы. А потом началось самое «интересное». Медики взяли какую-то тряпку и начали засовывать ее мне внутрь живота. Они промакивали ею всю жидкость, которая попала в брюшную полость. Было очень больно, я заскулила и услышала команду «Добавьте ей наркоз!». Больше ничего не помню. Очнулась, когда меня попросили переползти на каталку. Было три часа дня. Операция началась в 9 утра. Как потом мне объяснили, я потеряла много крови и сразу же после родов моей двойни мне переливали донорскую кровь.

Как быстро все заживает после родов двойни и что может случиться с малышами

Дальше меня повезли в отдельный бокс в реанимации. В эту маленькую комнатку набилось до 15 медиков. Некоторые стояли в дверях. Они привезли аппарат УЗИ на колесиках и решали, удалять мне матку из-за непрекращающегося кровотечения или нет. Спустя минут пять заведующая отделением распорядилась готовить меня к повторной операции. Но, тут вмешалась другая доктор, которая заметила, что можно установить в матку какой-то баллон и кровь остановится. Сказано – сделано.

Но, заведующая не отступала и говорила, что на УЗИ видно какую-то полость, которая ей уж больно не нравиться и что удалить матку все же придется. Спасибо той милой женщине-гинекологу, которая отстояла меня, как родную дочь и заведующая оставила меня в покое вместе с моей маткой! Кровь, слава богу, и впрямь остановилась, и потихоньку медперсонал рассосался кто куда. Я осталась наедине с санитаркой, которая присматривала за мной до вечера.

В то время, как я отходила от родов своей двойни, мои маленькие крохи на втором этаже тоже переживали очень нелегкие для них времена. И даже не оттого, что они на время были разлучены с мамой, а оттого, что при КС возник перепад давления, и обе спустя несколько часов после своего рождения, перенесли кровоизлияние в мозг. Оно по-другому называется внутрижелудочковое кровоизлияние или ВЖК. О том, как мы справлялись с его последствиями я подробно описала в Дневнике моей двойни.

Моя Марго

На второй день, я, все еще шатаясь и передвигаясь по стеночке, доковыляла в сопровождении медсестрички до реанимации новорожденных, где лежали мои самые родные на свете, недоношенные малышки, чтобы впервые с ними повидаться (на родах мне даже одним глазком не дали посмотреть на вторую дочку, а первую я видела только закутанную в простыню). Они спали в кувезах. К пупочку Марго (1743 грамма) была подведена «линия» или капельница для новорожденных. Они лежали, как лягушата с разведенными в стороны ручками и ножками. Подгузники для новорожденных казались на них просто огромными.

Моя Мила

Радмила (2230 грамм) была желтого цвета. Позже я столкнулась с таким понятием, как желтушка новорожденных. В дневнике я тоже описала, как ее нам лечили на втором этапе. У обеих моих девочек черепа были какой-то вытянутой формы (долихоцефалическая форма головы). Потом я узнала, что такое бывает при ВЖК. Все это у нас прошло к девятому месяцу. Сейчас, когда моим дочкам уже 2,5 года, по ним никогда не скажешь, что их головки были когда-то немного «инопланетянской» формы. Это обычные, крупные, упитанные дети.

Вставать с кровати без боли я не могла еще три дня. В реанимации есть специальный металлический треугольник, подвешенный кверху. Вот за него я и держалась, чтобы при подъеме снять напряжение с мышц живота. Труднее было сойти со ступеньки на пол. Также было очень трудно вставать с унитаза, так что я по малой нужде терпела, насколько могла. Первый день, кстати, я провела с мочевым катетером. Убрать его я попросила сама. Было, во-первых, стыдно, что за мной убирали мочу, а во-вторых было неприятно, когда пустой катетер загонял воздух в мочевой пузырь.

Но самой большой проблемой были сильнейшие боли в голове после эпидуральной анестезии. С этой болью просто невыносимо жить. Я вставала с кровати, чтобы с утра умыться и почистить зубы в таком положении, чтобы голова оказывалась ниже поясницы. Только так можно было передвигаться без боли. Анестезиолог не хотела признавать свою ошибку, а я даже лежать без боли в голове не могла. Это была такая изматывающая боль! Я попросила ее сделать мне укол с моей же кровью в позвонок, это называется кровяная блокада. Она не соглашалась и только на третий день моих мучений поняла, что все-таки врачебная ошибка имела место быть – не в то место в позвоночнике поставили катетер.

Меня с утра повели в операционную и взяли из вены 20 мл крови. Это такой огромный-преогромный шприц. Потом всю эту кровь этим же шприцом завели в позвонок – там где был ранее вставлен катетер. Я думала, что у меня в этот момент просто отстегнуться ноги. Было невероятно больно. Но, боль эта быстро прошла. Это как прострел. Потом я лежала на кушетке около часа и думала, смогу ли я вообще ходить после этого или нет. Смогла. С двойняшками хочешь или не хочешь, а начнешь даже бегать! В то же утро головная боль отступила. Как мне потом объяснила анестезиолог, у меня в позвонке в месте укола возникли спайки и из-за этого мне было так больно, когда делали кровяную блокаду – они разрывались.

А ситуация эта случилась из-за того, что в месте входа в спину катетера, с которым я лежала в реанимации еще два дня, случилась “протечка” и межпозвонковый ликвор вытекал. Я и правда замечала на простыне под спиной мокрое бесцветное пятно. Вот так вот бывает после эпидуралки. Главное здесь, не молчать и сразу говорить, что голова очень сильно болит. Иначе вас могут и выписать домой с такой болью. Пройдет у вас голова в таком случае только тогда, когда в позвонке образуется достаточное количество ликвора. А случается это и через два месяца.

Постепенно становилось легче и швы заживали. Спустя шесть дней я уже спокойно вставала с кровати. На четвертые сутки меня перевели в обычную палату, а на шестой день моих детей (одних!) хотели перевести в детскую больницу, а меня оставить в роддоме еще на сутки. Не буду рассказывать, через какие тернии мне пришлось пройти, чтобы добиться одновременного моего перевода с детьми в другую больницу. Но, выписывались мы вместе. Правда, моих дочек перевезли на скорой, а мне нужно было добираться самостоятельно. Как мы жили на втором этапе и что было после – это уже совсем другая история, которую я тоже описала в своем дневнике.

Вот так прошли мои роды двойни. Присылайте свои истории, как проходили ваши роды, и высказывайте свое мнение в комментах. Буду рада поговорить.
Вернуться на главную
Вернуться в раздел

xn--b1adqqd8h.com

Роды двойни. Как все было

Эта история достаточно тяжелая. Поэтому я не советую читать ее беременным, особенно, ожидающим двойню.

Все началось в далеком 2001 году. Я вышла замуж. Белое платье, поздравления и мечты. Потом будни: заботы, институт, работа.  В 2003-м ушли из жизни мои родители. Автомобильная катастрофа.

Серые дни и ночи. Казалось, этому водовороту не будет конца. Но через несколько лет настал момент, который полностью изменил мою судьбу. В тот день я узнала, что стану мамой.

Мое первое УЗИ.  Собралась, наверное, на час раньше срока. 

Доктор водит холодным датчиком по низу живота. Как то долго что-то высматривает. Ой, скорей бы уже. Литровая бутылка воды, выпитая в коридоре, не прошла даром. А он все возится. У вас, милочка, двойня! – слышу его раскатистый голос. Эта фраза еще долго стояла у меня в ушах. Когда я выходила из больницы, ехала в маршрутке, сидела одна в квартире. Муж  опять задерживался. Очередной важный проект.  Но мне было так хорошо. Мамочка, если бы ты могла это видеть. У всех одно счастье, а у меня два!

Живот вырос как на дрожжах. Но меня это нисколечко не смущало. Наоборот, я гордилась. Ходила на занятия в центр подготовки к родам, с блаженным видом плавала в бассейне, читала истории на этом сайте. Накануне родов гинеколог обрадовала: у обоих малышей головное предлежащие. Это такая редкость. Я была вне себя от восторга. Мои милые дочки, вы такие хорошие.

В 36 недель поехали договариваться в роддом. Долго выбирали и остановились на том, о котором были самые лучшие отзывы. Цены, правда, немного пугали. Но мы ведь не каждый день рожаем.  Персонал оказался очень вежливый. Завотделением меня лично осматривала, показала палату. Там уютно, чисто, все как на картинке: современная кровать, мяч, музыкальный центр.  Мы подписали бумаги и вернулись домой.

Но, как показала практика, зря торопились. Той ночью я почти не спала. Живот, в последние недели, беспощадно давил на мочевой пузырь. Спина ныла от усталости даже ночью. Утром встала «разбитая» с одной только мыслью: Скорее бы уже.

Очевидно, малышки услышали мой призыв. После обеда начали потихоньку подтекать воды. В 6 вечера мы были в больнице.

Тут пришлось пройти «приятную» процедуру бритья в исполнении старенькой брюзжащей санитарки. Затем осмотр. Врач вынесла постановление: Родишь к утру. И оставила меня, горемычную, наедине с мужем в той самой палате.

Вначале мы, как положено, считали схватки. Потом боль слилась, стала бесконечной. О том, что существует время, мне напоминали только часы, тикающие на стене. Сколько там уже? Только девять? Как же я доживу до утра?

К полуночи силы окончательно иссякли. Но тут появилась моя спасительница в белом халате. Раскрытие 8 см. Можно идти рожать. Я с трудом заползаю на специальное кресло. Вдох – тужусь, еще вдох и опять. Давай, давай! — слышу крик акушерки. И вот оно, долгожданное. Маленькое, розовое, кряхтящее. Вот она, моя милая Анечка.

Осталось совсем чуть-чуть. Мне прокалывают второй пузырь и ставят окситоцин. Потуги: одна, вторая, третья. Ничего не выходит. Малышка слишком высоко. Надо переждать немного. Три женщины в белых халатах с профессионально-безучастными лицами, смотрят на мой  живот. Затем слышу голос санитарки: А я то, между прочим, тоже одна из двойни, только моя сестра при родах умерла. Господи, неужели она думает, что я не слышу? Или ей совсем все равно?

Малышка не хочет появляться на свет. Меня отправляют назад  на кушетку. Врач и санитарка уходят. Моя акушерка, Надежда Васильевна, сидит со мной минут 10, а потом ее вызывают к другой роженице. Очень больно. Рожать с окситоцином намного тяжелее. В лицо бьет свет от лампы. Между ногами свисает перетянутый жгутик, оставшийся от Анечки. Катетер вывалился из вены, и простыня вся в крови. Рядом никого.

Вернулась акушерка. Я скулю жалобно, что больше не могу, меня сильно тужит. Она зовет заспанного врача.

 — Надя, что это!?

 — Не знаю, так все и было.

 — Надя! Это петля. Сердца нет! Рожаем!!

Еще через несколько минут я родила мою крошечную Машеньку. Она могла бы закряхтеть, так же, как и сестричка. Могла бы лежать рядом со мной трогательным комочком. Но нет. Сердца не было, оно остановилось в тот момент, когда нас оставили одних.

Но это я поняла позже. Я слышала тихий голос врача, присевшей на кушетку: Надя, как это могло произойти? Видела, как педиатр слушает сердце моей малютки, заворачивает в пеленку и быстро уносит. Куда? Почувствовала взгляд мужа. В тот момент я думала только об одном: Боль закончилась.

А потом. Потом в палату заходила врач, она обняла меня и сказала, что так бывает, отведя взгляд в сторону. От мужа я узнала, что на следующий день у нее было назначено совещание, и она просто спала в своем кабинете. Акушерка ко мне больше не заходила.

Мы с Анечкой вернулись домой. Дочка все время плачет. У меня не хватает молока. Придется ее докармливать. Смотрю на мое солнышко, а мысли только об одном. Почему так случилось?

 

Спасибо Веронике за редакторскую правку истории. Присылайте свои истории на site[a]lopotun.ru и мы обязательно их опубликуем.

lopotun.ru

Как МЫ с мужем родили наших двойняшек | Материнство

Вот и я решила написать свой рассказ о родах. Но, думаю, все-таки стоит начать его еще с беременоости. Беременность моя была запланирована (нам с мужем на тот момент было почти по 28 лет) и случилась как-то быстро. Прошло три месяца, как мы с мужем перестали предохраняться и вот «две полоски». Мужа в этот момент не было дома и я, перемыв на радостях всю посуду (а посуду я мою крайне редко-это мое самое нелюбимое занятие по дому), убежала на занятия восточными танцами. Когда пришла с занятий, муж тут же спрсил меня, что случилось? Оказывается его насторожило то, что посуда оказалась вся перемыта. На этой же неделе после визита к врачу, которая подтвердила мою беременность, я пошла в книжный магазин и купила две книги о беременности и родах: одну для себя, а другую для мужа (в ней все написано языком, понятным мужчине, к тому же сделано это с большой долей юмора). Вечером, ни слова не говоря, протягиваю ему книгу. Он сразу понял, при чем тут чистая посуда.
Почему-то почти сразу муж решил, что у нас будет двойня. До сих пор не могу понять,с чего вдруг он так решил. У ближайшей родни двоен нет, гормоны я не принимала, ЭКО не делали, то есть беременность наступила естественным путем.

И вот настал день первого УЗИ, которое мне делали в 14 недель. Лежу я на кушетке, врач водит по моему животу датчиком и вдруг спрашивает:»А вам до этого УЗИ делали? Я почему спашиваю, у вас ведь их там двое.» Сначала я лежала и смеялась, на что врач сказала, что смеяться я буду потом, а пока надо закончить диагностику. Потом у меня вдруг полились слезы радости. В общем буря непередаваемых эмоций. В довершении всего, врач на участке сказала,что надо лечь в стационар, чтобы избежать выкидыша. В общем из поликлиники я вышла в состоянии стресса. Звоню мужу, рыдая от радости в трубку телефона, сообщаю, что у нас будет двойня. Он говорит, чего плачешь, радоваться надо. «Так я раду-у-у-юсь.»

Взяв себя в руки,возвращаюсь на работу, чтобы передать свои дела. Коллеги ушли на обед, в кабинете два моих непосредственных начальника. Я объясняю, что мне срочно необходимо лечь в стационар и тут вдруг снова начинаю плакать. Начальники спашивают, что случилось и неужели все так плохо? На что я отвечаю, что у меня бу-у-удет дво-о-ойня. Тут и другие коллеги пришли с обеда, успокаивали меня всем коллективом. В общем никто не понял, что это были слезы радости и долго потом многие, в том числе и моя мама, которой я тоже позвонила в тот день, думали, что я испугалась рождения двойни.

Беременность моя протекала просто замечательно, не считая того, что мне для профилактики несколько раз пришлось лежать в стационаре и два раза посетить медико-генетическую консультацию, которая находится в областном центре за 30 км от нашего города. Токсикоза не было, изжога помучала совсем немного, даже ни одной растяжки не осталось, хотя некоторые «доброжелатели» говорили, что уж с двойней-то точно растянусь. Ничего подобного.

В 20 недель мы узнали, что у нас будут девочка и мальчик и сразу дали им имена. Каждое утро, уходя на работу, муж целуя мой животик, уже не называл их «двое из ларца», а говорил им «Дарина и Савелий, папа скоро вернется». Во время беременности дети постояноо меняли свое положение. Сначала лежали головками вниз, потом один из них повернулся попой вниз. Мы долго уговаривали перевернуться, как надо, что и произошло в одно прекрасное утро, даже их папа почувствовал это, держа руку на моем животе.

В 36 недель врач на участке дала мне направление в стационар, где должны были решить буду ли я рожать сама или мне предстоит операция, а так как я чувтвовала себя просто замечательно, то старалась оттянуть поход туда, потому что знала, что от туда я выйду уже только с детьми на руках. В общем, тянула до тех пор, пока мне уже не стали звонить домой из консультации, чтобы узнать, почему это я до сих пор не легла.

Пришлось сдаться, а срок был уже 37 недель. В стационаре врачи собрали консилиум, осмотрели меня, выслушали мое мнение о том, хочу ли я рожать естественным путем и решили, что я могу родить сама. Шли дни, препараты я никакие не принимала, кроме витаминов (хотя мне прописали что-то, но я просто это выбрасывала, потому что была наслышана, как потом девочки не могут разродиться от этого лекарства, его кстати уже через три дня отменили, видимо выписали просто по общей схеме, как всем). Врачи меня просто наблюдали. Выписывая больничный, срок мне поставили на 20 июля, хотя уточнили, так как у меня двойня, то рожу гораздо раньше. Уже 20 июля, а я все лежу, правда уговаривала своих деток не появляться на свет раньше срока, так как нашему папе нужно время, чтобы доделать ремонт в квартире. Мой лечащий врач сказал, что если через неделю роды не начнуться, будут снова собирать консилиум. И в это же самый день у меня отошла пробка и начались лекгие схватки. Я обрадовалась, что наконец-то роды начались. Но оказывается не тут-то было. Просто организм потренировался немного. А пробка может отойти и за неделю до родов. В общем лежу дальше. Во время очередного обхода, врач говорит, чтобы я ехала домой к мужу до вечера «сама понимаешь зачем», надо стимулировать шейку матки, чтобы она уже потихоньку начала раскрываться. Я говорю, что муж не пойдет на такое, он говорит, что попробуй. Обещаю попробовать. Звоню мужу, объясняю, что нам просто необходимо заняться с ним сексом. На что он категорически отвечает «НЕТ, как я потом своим детям в глаза смотреть буду!» Все равно еду домой, жду прихода мужа, чтобы порыдать на его плече, как мне надоело лежать в больнице и как я уже хочу скорее родить. Поплакала, потом посмеялась вместе с мужем и поехала обратно в стационар.

Собрав воедино всю информацию, какая у меня была, я сама вычислила, что далжна родить в период с 29 июля по 2 августа. Так и сказала своему доктору, который, кстати, тоже являлся папой двойняшек. Правда он все говорил, что мне очень повезло, потому что его жена родила в 32 недели, ведь в большинстве случаев с двойней случаются преждевременные роды.

27 июля 14 часов. Время близится к обеду, который мне так и не удалось отведать. Лежу в своей палате, вдруг чувствую, как-то мокро подо мной стало. Сходила в туалет-все равно течет. Пошла к акушерке, та позвала моего доктора. Он осмотрел меня на кресле и сказал, чтобы меня готовили к родам. Я сразу же позвонила мужу (ведь рожать-то мы собирались вместе-муж сам предложил, даже лекцию специальную послушали по семейно-ориентированным родам)и мы договорились, что он приедет чуть позднее, так как у нас как раз устанавливают кухню, которую нам делали на заказ. Сделали мне все необходимые процедуры, переодели в чистую одежду и отправили в родовое отделение. А пообедать мне так и не дали. Держалась на одной плитке горького шоколада и воде с соком. Пришла я в родовое отделение, отвели меня в одну из предродовых комнат, которая одновременно являлась и родовым залом. К тому времени схватки стали сильнее, но еще не очень часто и терпимо. Приезжает муж, оставив дома с рабочими мою маму, которая ему вдогонку сказала «возьми ключи с собой», на что он ей ответил, что он же скоро вернется.

Наивный, думал, что я чихну пару раз и рожу ему двоих детей. Его присутствие меня приободрило, он делал мне массаж спины во время схваток, помогал залезать с кровати на мяч (когда прыгаешь на этом мяче, схватки действительно переживаются легче) и обратно на кровать. Я висела на муже во время схваток, когда уже не было сил двигаться, он старался отвлечь меня какой-нибудь шуткой. Напоминал, чтобы я глубоко дышала. Мы с ним даже отгадывали кроссворды, пока я еще была вменяема. Когда я уже не в состоянии была дойти до туалета, он подставлял мне утку и держал меня. Помогал мне ходить по палате, так как движения способствовали родам. Успокаивал и говорил, что все будет хорошо, когда я от нестерпимой боли говорила, что жить не хочется, так мне больно и плохо. Хотя надо сказать, я ни разу не закричала, как-то стыдно было перед мужем. Просто стонала, уткнувшись в подушку или в его родное плечо.

Врач и акушерка заходили периодически, спрашивали как дела, считали схватки, смотрели раскрытие шейки. Оказывается, несмотря на сильные и частые схватки шейка никак не хотела раскрываться, у нее были очень плотные края. Для стимулирования родов мне поставили капельницы. Когда боль стала просто невыносимой (а времени было уже 23 часа 30 минут, то есть с момента отхода вод прошло 9 с половиной часов), я поняла, что скоро буду не в состоянии контролировать себя, свое дыхание и попросила меня обезболить. Мне сделали паравербальную блокаду. Я сидела то ли на табурете, то ли на мячике (сейчас уже не помню на чем именно), выгнув спину дугой. Участок позвоночника обкололи ледокаином или чем-то вроде него и затем ввели препарат в позвоночник большим шприцем с длинной иглой (я этого не видела, муж потом рассказал). Врач-анестезиолог сказал, что лекарство подействует минут через 20, и его действие длится 3-3,5 часа, при этом я не буду чувствовать боли при схватках, но возможно немного онемеют ноги. В общем все оставшееся время я просто лежала и отдыхала, а мой муж так и вообще уснул сидя в кресле рядом с моей кроватью. Когда к нам в очередной раз зашла акушерка, она разговаривала со мной шепотом «чтобы не разбудить папу» так она сказала. А потом, уходя, выключила свет, оставив лишь небольшой светильник, чтобы мы оба могли отдохнуть. Периодически ко мне подходили то врач, то акушерка, то анестезиолог, чтобы узнать, как у меня дела. Боли я действительно уже не чувствовала, схватки ощущала только по напрягающемуся животу. После двух часов ночи я почувствовала какое-то давление внутри себя и сказала об этом акушерке. Оказывается головка уже показалась и пора на кресло, куда мне помогали забраться три человека: акушерка, санитарка и мой муж, так как одна нога у меня немного онемела. И вдруг вокруг меня оказалось столько народу (муж, кстати, стоял в изголовьи и был со мной все роды). Был, наверное, весь медперсонал, который дежурил в это время в родовом отделении: акушерки (кажется их было 2 или 3), акушеры-гинекологи (двоих точно помню, может было и больше), врач-анестезиолог (сидел в кресле, где только что спал мой муж, и наблюдал за всем спокойно со стороны) и медсестры-анестезиологи (одна точно помню периодически поправляла капельницу), врач-неонатолог и младший медперсонал. Мне сделали небольшой надрез. После нескольких потуг (их я тоже чувствовала только по напрягающемуся животу, никакой боли) я почувствовала, как из меня что-то вывалилось в руки акушерки. Это была наша доченька Даринка. Времени было 3 часа. Мне сразу положили ее на живот, она что-то тихонько пищала и пыталась двигаться. Это было такое счастье!!! Помню, я говорила что-то ей, шептала какие-то нежные слова. Потом ее забрали, прокололи второй пузырь и сказали, что до рождения второго ребенка может пройти какое-то время, возможно целый час. Но уже через какое-то время я снова стала тужиться, и в 3 часа 15 минут на свет появился наш сыночек Савелий. Его тоже положили ко мне на живот и ему я тоже шептала какие-то слова, правда он в ответ пописал и покакал на меня.

И еще я до сих пор помню дурацкую улыбку мужа, его огромные от увиденного глаза, когда он впервые увидел своих детей, увидел их появление на свет. Он даже спросил, можно ли он будет всем говорить, что МЫ родили наших детей. Не можно, а нужно. Я именно так всем и говорю: МЫ с Максимом родили…

Детишки у нас родились немаленькие: Дарина — 2700 г., 48 см. 28.07.07г. в 3ч 00м, а Савелий — 2940 г., 51 см. 28.07.07 г. в 3ч 15м. Роды длились 13 часов.

Наш папа тут же позвонил бабушкам, которые не могли сдержать слезы радости и рыдали в трубку.Через какое-то время детей по очереди приложили к моей груди, я еще несколько часов лежала в этой же палате, а под утро меня перевезли на каталке в послеродовое отделение, где я лежала вместе с детишками в одной палате. Ко мне был разрешен свободный вход, и даже у меня можно было ночевать, чтобы помогать мне. Не хотела я, чтобы дети лежали отдельно от меня, и медперсоналу не отдавала их даже на ночь. Видимо материнский инстинкт оказался сильнее усталости. Наверное, это прозвучит немного не скромно, но меня в роддоме называли «образцовая мама» или «золотая мама» и относились ко мне очень хорошо.

Вот такой получился рассказ.

materinstvo.ru

Моя история о естественных родах двойни в роддоме №5, г. Киева



Для начала, хочу выразить свое восхищение и благодарность Панаитиди Вадиму Борисовичу, у которого в отделении я провела месяц на сохранении, и который с легкостью принял у меня моих новых деток. Это — супер-профессионал, такое впечатление, что он управлял играючись огромным воздушным лайнером и эта махина под названием «Родыдвойни» слушалась его беспрекословно. Итог — ни одного разрыва, минимум стимуляции, детки ттт здоровые девочка 3150 и мальчик 3050 :).




А ведь как оказалось при выписке, роды у меня были не из простых – в справке написано такое: «роды ІІІ, срочные, патологические, двойня, дефект плацен. ткани, ручная ревизия стенок матки.» А в детской справке еще написали что-то про «задний вид затылочного предлежания» – таких слов в предыдущих справках не было.



Итак, как это было.


Дело в том, что на протяжении многих недель я находилась в состоянии «низкого старта», с 26 недели где-то начался так называемый «тонус», когда живот каменел и бушевали предвестники, и я радовалась каждой новой недельке, приближающей космонавтов внутри меня ко все более безопасной атмосфере принимающей их планеты.

Когда в 35 недель меня положили в больницу с угрозой преждевременных родов, то было открытие в палец и регулярные, особенно по вечерам, схваткообразные боли, которые снимали капельницей. В какой-то момент ритмокор совершенно перестал действовать, а я решила, что не буду никому больше жаловаться и буду рожать так, как того хотят космонавты. С ними у нас проходили сеансы односторонней связи, где я им внушала следующее: «вы должны набрать по три кило каждый, если это будет на 36-37 неделе – да ради Бога, кто вас там держит, рождайтесь, но если кто-то из вас весит хоть на грамм меньше – чтобы сидели оба на местах и не высовывались!»




За неделю до родов у меня каждое утро болел живот как при месячных, сильно очень, так, что будь я не беременна, начинала бы глушить но-шпу. Эти боли – было первое, что я чувствовала, едва проснувшись. Так же была констатирована «зрелая шейка» и меня очень просили не рожать до 1-го февраля. Я вот так вот ходила, ныла поясница, низ живота, иногда ночью будили ложные схватки (весьма болезненные кстати), и думала что ладно, подождем. 1-го февраля мне будто перекрыли краник с водой и сказали что дет. реанимация забита, и что если что – рожать лучше не сегодня.



2-го февраля, к вечеру, боли усилились, плюс стало что-то “постреливать”. С подругой ходили в МакДональдз напротив род дома, типа напоследок наестся всяких вкусных гадостей, там я несколько раз красноречиво морщилась и охала.


Пришел муж обсудить план родов с врачом, и был тут же „забракован” по причине соплей и простуды, которую, он ясный перец, лечить не стал и не мог перед походом ко мне даже в нос себе что-то брызнуть.



3-го февраля я проснулась от той же нудной, надоевшей до безумия боли и поняла, что все, хватит. Я пошла на больничную кухню делать чай и смотрела в окно, где играл красками солнечный зимний день и думала, что это прекрасный просто день чтобы родится. И когда Вадим Борисович сказал, что хотел бы посмотреть меня, я, решительно снимая пижамные штаны, сказала вот что:

“Знаете что, меня все это достало уже, мне очень тяжело, я хочу родить уже, вот прямо сегодня”.

Вадим Борисович сказал, что понимает меня, и посмотрев (кстати, совсем не больно), очень обрадовался, сообщив что шейка полностью сгладилась, раскрытие 3 см и что мы сегодня таки рожаем.



Думаете, я стала нервничать или там перепугалась – ха, я с ноги открыла дверь в палату и села за ноут читать форум, вяло прислушиваясь к своим ощущениям, которые ничем особым не отличались от этой тянущей жвачки, донимавшей меня последний месяц.



ВБ сказал, что в родзал пойдем к обеду, если меня не прихватит сильнее, но на клизму отправил сразу же. В клизме нет ничего ужасного – меня распирало, давило, и эта процедура показалась даже в чем-то приятной.



Потом я пошла, хорошенько поела, купила на посту «набор роженицы» — одноразовую ночную рубашку и подкладные простыни. На вопрос о самочувствии я бы ответила: «а хрен его знает…». На посту на меня наехали, что в операционную беру кучу ненужных вещей, никто не мог врубиться, что я рожаю свою двойню сама, и что раз так, я в парящей полупрозрачной рубашке готовая идти в родзал и при этом не корчусь и стою со скучающей физиономией. Мне было уже как-то тоскливо, так как процесс и не думал набирать обороты.
Итак, оставив все свои кульки в палате, я пошла следом за медсестрой с еще одной роженицей в родзал.


Первое впечатление, едва я переступила порог – шок.



В лицо ударил жаркий воздух и первое, что я увидела, это знакомого по отделению врача, который, словно пришелец, тут, на родной территории преобразился в свое истинное вражеское обличие и шел прямо на нас – в клеенчатом переднике, неся в руке «г»-образное гинекологическое орудие, полностью залитое кровью. Я отвернулась и тут же наткнулась взглядом на коморку, в самом начале родзала, где на поверхности вроде кухонной стоял пластмассовый тазик с чем-то мясным и кровавым, в котором рылась тетка в переднике.



Новый родзал в 5-м рд — это огромная территория, типа «оупен-спейс», выложенная глянцевой евро-плиткой, с арчатыми сводами итд. Предродовая – это, по сути, аппендикс напротив родильных кресел, три стены – а четвертая это коридор. Там стоят 4 кровати, застеленных той же клеенкой и на кроватях лежали 3 женщины – расставив ноги, у одной из них там кто-то колупался и она кричала, а я подумала, что то, что мои роды в итоге не партнерские – очень даже гуд, так как, несмотря на наличие отдельной комнатки для этих дел (кстати, она была занята!) не увидеть или не заметить эту всю картину там просто невозможно, оно все на одной территории. Сашкина тонкая психика такого бы не выдержала (вот были бы роды первыми – конечно, переживали бы все вместе).



Я тихонько застелила свою кровать одноразовой пеленкой, откровенно досадуя, что заварила всю эту кашу, так как ощущения остались на уровне «потягивает как при месячных».
Акушерка отчего-то очень удивилась, что я сама кровать застелила, и они все подходили ко мне и с участием спрашивали: «ну как?….», а я кисло разводила руками.

Потом ВБ посмотрел меня на кресле и сказал, что уже 4 см и надо прокалывать пузырь и тогда я поняла, что все, понеслась – надо рожать пока не вмантулили мне капельницу с окситоцином или еще чем-то. Капельницу таки поставили – «нам нужны твои вены», это было категорично и обсуждению не подлежало, капал просто физраствор. «Но я буду ходить» — возмущалась я, «для меня критически важно активное движение во время схваток».


И вот так прошел час или полтора – взявшись за штатив на колесах, я не приседая, мерила шагами пространство родзала, об меня норовили споткнуться все эти страшные оборотни с тазиками и в передниках, девчонки рядом впадали в безумие, мычали, стонали, пыхтели, их кто-то смотрел, им было ОЧЕНЬ больно, а я ходила туда сюда, и ровным счетом почти ничего не чувствовала. Когда меня попытались загнать на кровать, я сказала, что тогда вообще все прекратится, тогда предложили мяч. Мне он показался неубедительным, и я стала возле подоконника, совершая тазом вращательные движения.



Вот тут-то все и началось.

Я впадала в роды, оказывается.

С высоты своего родильного опыта, я могу предложить вот такую ассоциацию – роды, это как будто вы спускаетесь по горке в аквапарке. Вы не можете остановиться. Более того, вам нужно держать голову так, чтобы не захлебнуться, и просто съезжать, и все – ведь любые попытки замедлить ход, зацепиться руками за стенки трубы – только навредят. А ваша задача – как можно быстрее и мягче добраться до спасительного бассейна на выходе из трубы. И вы можете легонько управлять своим телом, подстраиваясь под изогнутости трубы, чтобы обмягчить и убыстрить ход, а можете начать удирать из трубы, пытаться ползти по ней вверх, захлебываясь и тд.



И вот я стояла там, и понимала, что МНЕ НУЖНО родить самой, самой, без стимуляции, нужно родить, ну же, почему горка такая мелкая, мне нужно набрать скорость – я стояла так и крутила попой «восьмерки», вылавливая, как советский «меридиан» вражескую волну – сигналы, посылаемые моим телом.



Был забавный момент, когда появился какой-то доктор и стал суетиться: «Где тут третьи роды? У кого третьи роды?» — и стал приставать ко всем стонущим по соседству, психуя, что они не могут внятно ответить, и пару раз проскочив по мне равнодушным взглядом.

Когда я весело сообщила, по-светски облокотившись о подоконник, что это у меня третьи роды, он замер, как будто остановленный на всем скаку и переспросил:

— у ВАС?

— да, у меня, а что?

— Я бы не сказал, что у вас третьи роды, когда у женщины третьи роды, то она (внимание!!! прим авт.) – РЫХЛАЯ!



Потом спросил типа как я, я ответила «ничотак» И тут же убежал, явно разочарованный в моей нерыхлости.



Потом пришел ВБ и, услышав, что у меня прогресса – ноль, что схваток как таковых тупо нет, ну тянет, сказал «тогда поступим таким путем» — дал мне половинку какой-то таблетки, объяснив, что это «простогландин».



Дальнейшее развивалось таким образом – я кладу, как полагается, таблетку под язык, ВБ делает ровно три шага, и меня скручивает СХВАТКА. «Уряяяя» — кряхчу я и выплевываю таблетку. До сих пор не пойму – это она так быстро подействовала или зайцы перепугались?



СХВАТОК было немного, штук 20 я так думаю. Они были явно болезненней всего того, что я ощущала до сих пор, но вполне такие, приятные даже, что я переживала их спокойно и ровно дыша, сидя на мяче и чуть прогнувшись в пояснице, подняв лицо к потолку и представляя как открывается лотос, как расходятся обручи (типа тех, что на шее африканцы носят) и улыбаясь. Вид у меня был еще тот – схватка накатывает, и я проваливаюсь в мир каких-то серебряных колокольчиков, звенящих обручей и пахучих розовых цветов, вдох глубокий, носом, выдох ртом, тело максимально расслаблено… и я ж улыбалась так! А, да, и в перерыве сидела с телефоном, писала в ЖЖ. Доктор, который про рыхлость говорил, спросил «ну чего вы с телефоном с этим, он вас от родов отвлекает, что вы там делаете, играете что ли?»


А я грю: «та не, в инете сижу» — тут же все так переглянулись.



Потом пришла акушерка, так посмотрела на меня сочувствующе кисло, типа – никак?… и я ей ответила таким же взглядом. Она говорит «ну хоть когда тужить начнет позови» Я грю что схватки только начались. Потом подумала, она уходит уже, как раз схватка была хорошая такая, я ее окликнула грю типа глянте там, хоть что-то вообще сдвинулось с места.
И вот тут нужно было видеть, как поменялось ее лицо – с сочувствующе-кислого на офигевше-обеспоконенное.

— Так тебе уже на кресло надо! – крикнула она, запретила тужиться, и умчалась готовить кресло.



А я находилась в своих колокольчиках и лотосах и совершенно была этим фактом обескуражена.



Тут наступает часть вторая.

К этой фазе родов я была ну совсем не готова.

Вот представьте – у вас ничего не болит (практически ничего) и вы сидите на этом родильном троне, вокруг вас амфитеатром собралось человека 4 и все, потирая руки в резиновых перчатках, слепя светом, смотрят, напряженно ожидая от вас ЧЕГО_ТО, представьте, что вы вдруг оказались на сцене Большого, и зал затаил дыхание, глядя на вас, готовясь узреть и услышать, а вы…



Вроде как появилась потуга, потом еще одна, ВБ раздосадовано сказал, что это не дело, что там то-то на полмилиметра сдвинулось, и они все стали стыдить меня, просить тужится и все такое, а я ну не знала, как, обычно в этой фазе родов мой организм сам выделывал такую дугу, что дети просто вылетали, как выстреленные из лука – бэмць и все, я сама в этом не участвовала, а тут от меня требовалось работать.



Потуги какие-то были, но до того же слабые, на меня наезжают – ну вот, вот была она, мы же видели! А я грю, что не было и просто хочется встать и уйти.



Тут вдруг что-то там уперлось, изнутри, смешно так, я подумала про производственную линию, когда готовый продукт пачкой такой приезжает на транспортировочной ленте и упирается, слегка стукнувшись, в последнее звено, например, упаковочную машину. Тут тужится было уже легче, я вложила всю себя, причем, когда потуга кончилась, я не успокаивалась, они мне там что-то говорили, но я никого не слушала, пока сквозь мошки и ослепительно яркий свет (так, наверное, чувствует себя великий танцовщик, отскакавший все свои сколько-то там па, каскадом, на который пришел полный зал посмотреть, оглохший от усилия и не слышащий, но ощущающий всеми фибрами шквал аплодисментов) увидела в чьих-то руках желто-розового младенца с тощими ногами и девчачьей писей. Я была готова кланяться и улыбалась улыбкой заезжей знаменитости, и находилась в состоянии полного офигения от того, что неужели это вот все, уже? В уме величественно проплывали картины моей беременности, такой тяжелой и долгой… Дочку мне дали буквально на секунду, так, понюхать, потом унесли на столик, в это же время родилась плацента.

И вот представьте, когда ВСЕ ПРОИЗОШЛО, когда ваше новорожденное дитя лежит и тихо попискивает в метре от вас, когда ничего особо не болит и хочется перевести дух и уйти с головой в тихую радость первых часов нового материнства – на съемочной площадке появляется режиссер, который раздраженно говорит « так, ребята, спасибо, поработали неплохо, а теперь давайте-ка еще разик, а ну, быстро, на исходные позиции все! Дубльдва!»



Амфитеатр передо мной стоял в напряжении и ожидании.

Я ощутила еще одну потугу.

Да, в этот же период времени мне вскрыли второй плодный пузырь.



И вот так обидно было – снова сцена Большого, слепящий свет софитов, снова от меня ждут неповторимого, казалось бы, каскада сложнейших па. Ленилась я по их словам еще больше, причем они все очень нервничали и спешили, торопили меня, я помню что на «перекуре» между потугами, лежу себе, загораю, и что-то такое ляпнула я типа шуточки и сказала еще «гы-гы» мультяшным голосом дуратским, ВБ не выдержал и наорал, чтобы рожала немедленно и о ребенке думала, который страдает там без кислорода, актерский состав тут же засуетился, засновал туда сюда, я стала изображать бурную деятельность, но видать не очень эффективно, потому что в какой-то момент свет заслонил ВБ локтем пристраивающийся сверху моего живота, я не на шутку перепугалась и запричитала что «я сама! Сама!» а он говорит «а поздно», я реально перепугалась и под совет акушерки «а ну разозлись! Разозлись быстро!» начала рожать, краем уха услышав, что голова уже родилась.
Таким образом, дочка родилась в 17:42, а сын в 17:50.




Малого мне тут же положили на живот, но потом забрали – там еще что-то делалось. Они, по всей видимости, рассматривали плаценту и тихо, по-шпионски переговаривались, потом было решающее «ага?» «ага», ВБ обратился ко мне со словами типа «анестезиолог сейчас занят, мы не можем ждать, сейчас будет больно» и прежде чем я успела переварить ужасный, ошеломляющий смысл сказанного, ко мне в изголовье подошла акушерка и подозрительно положила руку на лоб.

— ВДОХ! – скомандовал ВБ и, по всей видимости, засунул руку в меня по локоть, я видела, как под его пальцами ходит ходуном мой «сдувшийся» живот. Все это длилось мгновение, я потом говорю:

— И это надо было меня так пугать? Ничего не больно было, только панику посеяли.



Потом мне дали малого, я испытывала первые угрызения совести и недоумения – как так что вот сын тут со мной, а дочка уже не помещается и одна там лежит?



Остаток вечера я провела с кем-то из них, поочередно, на каталке возле родблока. Там мне быстренько поставили капельницу с тугиной и окситоцином, но я была слишком занята детьми и инетом в телефоне, чтобы расстраиваться по этому поводу.


Часа через 3 нас отвезли в палату, дет все это время были, оказывается в смазке, не купанные, а я напрочь забыла, где у меня мыло лежит или хотя бы гель для душа, в итоге их мыли моим шампунем «Эльсеф» для окрашенных и секущихся волос :)). Парня положили в прозрачный бокс рядом с кроватью, а девушку, как более нежную по их словам – мне в кровать.



Рано утром пришел муж, сводил меня в туалет и начался суровый отходняк, после каждых последующих родов он у меня (в плане болезненности сокращения матки) все суровее.

Детей кормлю только грудью, за что они устроили мне первые две Варфоломеевские ночи, но потом пришло молоко (кстати, я его так и не увидела, они его из спины, кажется, выпивали) и все наладилось.





Автор: panasy


Форум для родителей

Ждем ваши рассказы о родах! Пишите нам! Не забудьте указать № роддома, город, ваше имя:
администратору форума

Загрузка…

www.uaua.info

Роды двойни. Мой огромный рассказ о родах двойни.

Роды двойни. Мой огромный рассказ о родах двойни.

Роды вторые.
Эпиграф.
Сим написанием я преследую одну корыстную цель — не забыть.
Думаю, следует начать с самого начала. С узи) нет, лучше с теста собственно, беременность мы планировали, но потерпев несколько крушений, особо иллюзий не питали и маниакально не ждали. В одно прекрасное утро (надо сказать, это был примерно 1 день до задержки) я, согласно графику, отправилась на 2 тренировки в свой фитнес клуб, одна силовая, другая — фитнес — йога
. Надо сказать, занималась я в тот раз с особым рвением, ибо в теле ощущалась некоторая отечность, как мне представлялось, логичная в эти дни цикла. Качала пресс, скакала и прыгала, выложилась на полную — был такой прилив сил! После тренировок решила покататься, но какое-то дикое чувство голода припарковало мою машину возле продуктового гипермаркета потом все как в тумане — сгребалось в телегу все, очнулась я, выкладывая продукты на кассовую ленту. Там было такооое — совсем не свойственное мне в последнее время: ролтон, чипсы, корнишоны, кефир, томатный сок, какая-то ерунда еще окинув все это богатство голодным взглядом, я так скромненько рядышком положила тестик на беременность (благо, на кассе такоэ продается. Приехала домой, выдула за раз литр кефира, заела ерундой и решила не откладывать на утро вопрос с тестом. И каково же было мое (уже) неудивление, когда на нем красовались ну очень жирные две полоски! В обеденное — то время до задержки.
На узи попала в 10 нед. На самом деле раньше 12 нед не планировала, но тоже привел случай. Дело в том, что меня день изо дня стало покидать «Беременное Самочувствие», токсикоза не было (что в первую, что во вторую беременность), но некоторая стмптоматика волшебного состояния куда-то уходила. Я решила воспользоваться советом одного доктора и проследить уровень хгч, каждое утро делая тесты (по идее, за этот уровень отвечает жирность полоски, если делать тесты одной марки. Забава в том, что мои полоски стали не просто бледнеть, а исчезать практически, что и натолкнуло на мысль о срочном узи! Сказать, что я шла на узи расстроенная — ничего не сказать, шла и плакала об очередной неудаче, но старалась себя настраивать, что всё так и должно быть, что бог от чего-то плохого уводит, значит в следующий раз и тп… было 7 с лишним утра, пришлось ждать узистку в инвитро. Ложусь на кушетку, зажмуриваюсь, и выдыхаю: один раз вы мне сообщили хорошую новость (имея в виду мою удачную беременность), два раза плохие, ну что на этот раз — говорите сразу — замершая?
Доктор внимательно смотрит, лицо отрешённое, странное, но не обеспокоенное. Молчит. Секунды вечностью кажутся. Потом из тишины раздается феерический вопрос: а вы в курсе, что у вас их тут двое! » Секундная пауза, шок, сердцебиение, и встречный вопрос на тон громче: живые?
Положительный ответ прозвучал позже, сначала я услышала стук одного, а затем другого родного сердечка … выдох, «господи, спасибо! «, Слезы, трепет, не знаю, что еще, смесь чувств, восторг, трепет — жизнь разделилась на до и после. В очереди меня попросили доплатить за узи, тк двойня, я засмеялась: мол, еще не родились, уже вдвойне разоряют мать очередь меня поздравляет, все это мило и трогательно.
Ну конечно же, обратной дорогой я тоже плакала. Но уже не от отчаяния, а от счастья, обзвонила всех близких, мама — папа в слезы, сестра смеется, тетя — доктор предрекает мальчика с девочкой (по ее — и не только — версии мальчик у нас сестрой мог появиться только в двойне, так по одиночке не приживаются) все в шоке).
Следующее узи по определению пола было не менее забавным. 22 нед. (Надо сказать, что на учет в ЖК я стала в 23-24 — не призываю повторять мой опыт, я лишь рассказываю свою историю).
Поехали с мужем. Я в полной уверенности, что там 2 девочки (ну не рождаются у нас с сестрой пацаны), муж питает надежды, лежу, узистка все та же) смотрит первый плод. Не прошло и 30 сек — она уверенно сообщает — девочка! Сто процентов девочка, без сомнений. Муж зачавкал жвачкой (занервничал) «Смотрите Второго Скорее») ему велят не торопиться, смотрят размеры, обстановка накаляется) смотрит долго, говорит, что не видно, просит повернуться, спрашивает, что будет делать муж в случае, если там мальчик) это дает нам надежду. Потом мхатовская пауза и — танцуйте! Мальчик! Вот посмотрите! Сердце бешенно забилось, у меня было большое удивление, муж доволен, родня в шоке).
Беременность протекала активно. Я работала до победного, консультировала и проводила цветотипирование лично до последнего месяца (я работаю стилистом — имиджмейкером), в последний месяц перешла на онлайн — заказы. За день до родов был последний клиент) все время в движении, за рулем, пришлось выходить на 1, 5 мес на старую работу, чтобы не прерывался стаж и были декретные, здоровье не беспокоило. Никаких таблеток и витаминов я не пила, слушала свой организм и ела то, что он просил, зарядку иногда делала) правда в 3 триместре беременности из-за низкого гемоглобина заставила себя попить сироп с железом и поколоть уколы (ни то, ни другое, к слову, особо сильно его не подняли) но моя совесть была перед детьми чиста. Последний месяц был тяжелый, тут ничего не скажешь. Набранные почти 30 кило не давали расслабиться (хотя внешне я выглядела меньше, чем в первую беременность с меньшим весом 25 кг) — живот был очень тяжелый, ни сколько большой, сколько именно тяжелый. Последние недели стало легче кушать (живот опустился) и я еще добила несколько кило жирка до твердой 30 ки) совсем не спалось, перевернуться на бок и сходить в туалет (раз 5 за ночь) было крайне сложно даже для моего довольно спортивного организма. Тренировочные схватки частенько ночью посещали. Спасалась теплой ванной. По ночам ела хурму, грецкие орехи и сухарики) пила молоко) от изжоги спасалась. Жуя сухую гречку) мне было вкусно! Ну и полусидя спала.
Рожать хотела только у одного доктора, он же принимал роды у моей подруги 19 лет назад, и ею же был настоятельно рекомендован (благо, они в приятельских отношениях, и он принял меня без вопросов. Роды мне предрекали в конце октября и даже раньше — мол, вторые, да еще и двойня. Но шел уже ноябрь, а я все не рожала. Мой супер — док на очередном визите велел подъехать в 38 недель, посмотреться, мы и ждали положенной даты.
Надо сказать, что по статистике, двоен рождают гораздо раньше, и тот факт, что я доходила (долежала) до 38 нед. Очень радовал. Воскресенье. Муж и мама в церкви. Церковь усиленно молится за меня и предстоящие роды. Мальчик первый головой вниз. Девочка вторая тоже в головном. Все. Теперь все готово) осталось дождаться часа икс. И знаете, я до того устала ожидать роды каждый день по первым тренировочным схваткам, что уже не верила, что рожу на днях, думала, что и до 40 недель смогу дотерпеть. Но детки иначе решили. В ночь с воскресенья на понедельник (с 9 на 10 ноября) мне снова не спалось. Схема старая — ванная, сухая гречка, айпад, фильмы — сериалы — топ — модель — по — американски — русски -итп.
Тянуло поясницу, как обычно. Ничего нового. Ближе к утру перебралась в кровать, заснула. В 10-11 проснулась, стала замечать, что поясницу схватывает ненадолго, а затем отпускает. Такое уже было. Ну думаю, снова тренировочные. Валяюсь дальше, ковыряясь в интернете. В 12 ом часу решила записывать время таких сокращений (не больно совсем, так, небольшой дискомфорт в пояснице), и оно получалось странным. То паузы 15 мин, то 5, то 20, то 3. ближе к обеду решила — таки показаться доктору, может, лечь заранее в больницу. До запланированной встречи с доктором оставалось 2 дня, но мы всё же решили перестраховаться. Как оказалось, не зря. Заехали за врачом, по дороге напряжение в пояснице стало чуть больше и чаще. Доктор сказал, что детки по ходу выбрали себе день рождения «День Милиции» доктор угадал: осмотр показал раскрытие в 6 см! Больно не было, схватки легкие, а раскрытие большое. Вот и чудесно, думаю, вспоминая 1 роды и минимальное раскрытие с уже болезненными схватками …. Где-то около 15: 00 или чуть раньше доктор проколол первый пузырь и повел на узи. Выяснилось, что дети уже не в головном оба, а один практически в тазовом, плотно утрамбованы, не пойми кто где, визуализация затруднена, большие уже, да двое. Потом бумаги, оформления и тп. Клизмы в этот раз я избежала (спасибо организму, сам накануне позаботился о чистых родах) боль нарастала постепенно, но была такой, что я весело поддерживала разговор и шутила) потом я с сумками пошла на 2 этаж (говорю, не надо помогать нести, мож рожу быстрее), где меня определили в предродовую палату, где (о счастье) я была одна (прошлые роды с невменяемой женщиной до сих пор преследуют в кошмарах) схватки стали сильнее, но ходить с ними было легче. Когда меня уложили на ктг стало не так весело ( невозможность пошевелиться несколько усложнила задачу. Целую вечность мне приделывали эти датчики (2 шт), какого-то шнура вечно не хватало, но, наконец, установили и ушли. И тут началось то самое. Самые тяжелые потужные схватки с датчиком ктг. Хваленое правильное дыхание и в этот раз лично для меня было бесполезным, ну не легче мне от него ни капли. Помогало сжимать до дури в кулак край казенного дермантинового матраса. Жесть длилась не так долго, как в прошлые роды, а всего ну может 30-40 мин. Потом пришел мой дорогой а. с., потрогал во время схватки рукой головку, попросил потужиться, и о Майн гот, я ощутила эту головку уже на подходе. Сказал вставай, надевай тапки. Какие нафиг тапки! Босиком бегу в род зал, держа его за руку) взбираюсь на кресло со словами: лезет уже и практически в ближайшую схватку рожаю голову и все остальное. Ну думаю, мой мальчик увидел свет! Дитенка выкладывают в тряпочке на живот со словами …. Девочка, хорошая, крупненькая для двойни! Девочка! Какая девочка! Мальчик же первый! Говорю доктору: вот узисты гады! 3. Человека прибрехнуло ( перед глазами голубой и розовый комбезы, пол шкафа шмоток для мальчика, чувствую, лоханулись) доктор: «ну узи бывает ошибаются, да …». И колет второй пузырь. Воды там его совсем не радуют. Зеленые — ужасные. Я узнала об этом только потом. Мне ставят окситоцин, чтобы ускорить процесс вторых родов. Доктор что-то делает руками. Говорит, что не повернул ребенка головой и мы будем рожать в тазовом (он сразу осознанно шел на этот риск) велел дышать, а не тужиться, велел тужиться, а не отдыхать. Я слушалась. Родила ножки и тельце. Потом сказал: тужься сильнее и быстрее …. Вот здесь должна быть театральная пауза, ибо как он потом сказал, в этот момент я спасла жизнь своему ребенку, тк все сделала правильно и с нужной силой, ибо малыш мог задохнуться, если б минута задержки один бог знает, откуда у меня нашлись эти нужные силы под конец родов, но я не пожалела себя совсем, хотя так хотелось передохнуть и постаралась выложиться на все сто процентов (словно второе дыхание открылось. Голову. Все увидели темного, всего в какашках и зеленой слизи ребенка …. Но но только не я в это момент я увидела мальчика! , как же я была счастлива! Мне на секунду положили его на живот со словами: вот тебе и мальчик и скорее забрали обрабатывать. Не закричал, возились много, потом как-то заквакал и я выдохнула. В 16: 30 на свет появилась Стефания (3130, 50 см) в 16: 40 Арсений (2990, 52 см) а. с. начал что-то говорить о том, что мальчик явно переношен, что удивительно, но он выглядит более, чем на 43 нед. Я еще не понимала, чем это грозит. Доктор сфоткал их на свой телефон и отправил моему мужу потом мне поднесли их и приложили ко груди, девочка сразу взяла сосок, мальчик нелепо ткнулся носиком. Благодарю бога. началось затем началось болезненное удаление плаценты. терпения и сжатых кулаков, и вот я уже на кушетке под капельницей, сокращающий матку, левой рукой набираю сообщения и звоню близким так непривычно после родов быть в сознании. Без наркоза.без наркоза. .никаких разрывов. .никаких разрезов. .не верю. мимо, спрашивает, как я. уточняю у него, точно не порвалась (не верила почему-то), говорит, что все в целости и сохранности) испытываю кайф и физический и моральный, счастлива до слез. Увозят в палату сама перелезаю бодро на кровать, эмоции, поздравления, радость.
Но нет но нет счастья без ложки дегтя. принесли только одну детку … неонатолог сказала, что малыш действительно переношен (такое бывает в разнояйцевой двойне — зачат раньше), чувствует себя неважно, что с ним занимаются, и как только это станет возможным, мне его принесут на кормление.
… неизвестность, ожидание, слезы, несколько дней тревоги. Прошло 6 дней с начала родов, мы еще в роддоме, нас лечат, малыш постепенно светлеет, спит и уже кушает мамино молочко. Мы молимся за него и верим, что скоро будем дома. Рождение мальчика для нашей большой семьи само по себе является чудом, и один бог знает, через что и как ему нужно было пройти, чтобы появиться на этот свет. Быть рожденным в двойне, переношенным, перенести пневмонию … чудо, что он пошел вторым, а не первым (иначе бы кесарево и более сильное инфицирование сестры), чудо, что доктор взял ответственность и принял роды в тазовом, чудо, что я в тот сложный момент собрала все силы в кулак и скорее вытужила голову, не дав ему задохнуться, чудо … доктор (лебдев а. с., зав кафедрой, РД на лесной) просто чудо! А все чудеса по молитвам, от бога. Благодарна ему благодарна ему всей душой. ожидания динамики лечения малышей (Стешу все ж заразил немного) заставляют переосмыслить отношение к жизни, к людям, оценить поддержку близких и далеких людей, все, что казалось важным (типа, милый, хочу серьги с брюликами на выписку) становится таким ничтожным … и становится стыдно. Есть только самое дорогое, что нужно любить и ценить каждый день. Бог, семья, любовь, дети, дружба. Сейчас такой микс эмоций, такой легкий «Отходняк», как после наркоза … плевать на разгрызанные в кровь соски, плевать на боли в сокращающейся огромной матке, недосып и торчащий еще живот, хочется сделать для них все, что в моих силах, только бы они были живы и здоровы ….
Двойня … мечта детства, но я не верила с умилением смотрела на соседок — двойняшек, в виду присутствия в семье двойни (дедушка, мамин папа из королевской двойни), все всегда ждали от нашего поколения двойню, но ни у кого не получалось. Вот и вот и мы и не думали. .хотя ….но я, любительница оставлять заметки о своей жизни с последующим их перечитыванием, с самого начала беременности вела дневник на одном из мамских порталов. Наткнулась на свою запись, неделя 7 наверное ….


Так что — мечты сбываются! Я мечтаю о скорейшей выписке, мечтаю обнять близких, особенно мужа, который. Ну что ну что говорить. ) вживую не видела, но вот наткнулась в сети у знакомой.

В — общем, спасибо всем, кто дочитал до конца, спасибо за поздравления, переживания, поддержку и доброту. Меня всегда ругают за открытость и жизнь наизнанку, мол сглазят, нехорошие люди, надо все прятать от чужих глаз. А я не могу я верю, что хороших людей больше, что бог защитит, что для кого-то моя история послужит поддержкой или вдохновением, да мало ли еще для чего. В — общем, простите за огромный текст. Пока не стерлось из памяти, я должна была это написать. Не хочу не хочу забывать божьих милостей.

Роды двойни. Домашние роды

  • Посещать врача своевременно и в обязательном порядке. Сдавать все нужные анализы, установленные врачом, проходить установленные обследования. Выполнять предписания.
  • Следить за своим питанием. Обратите внимание, не количество главное, а качество. Вы и ваши малыши должны получать все необходимые питательные элементы и витамины. Ваша задача обеспечить это для них и себя.
  • Роды, у беременных двойней, могут начаться с 33 недели, соответственно в последнем триместре надо больше отдыхать, обязательно высыпаться, это поможет вам накопить силы для процесса рождения обоих малышей.
  • Обратите внимание на финансовую сторону вопроса, ведь теперь вам надо в два раза больше, и обеспечить двоих детей всем необходимым. Но не будем углубляться в этот вопрос, для начала вам есть помощь материнский капитал при рождении двойни первые роды
  • При визите к врачу обсудите заранее момент как пройдут «роды двойни», что лучше для вас, естественные роды или же кесарево сечение. Если есть отклонения, тогда не рискуйте, соглашайтесь на операцию.

Роды с двойней. Естественные роды двойняшек

Самостоятельные роды двойни возможны только в случае нормального протекания беременности, отсутствия любых патологий и инфекций в организме, а также при наличии квалифицированных врачей. Самым главным фактором при выборе естественных родов или кесарева сечения является положение плодов, так как после рождения первого ребенка второй часто неправильно разворачивается и застревает ножками в родовых путях.

В некоторых случаях на естественных родах появляется необходимость проводить внеплановое кесарево сечение. О возможности такого развития событий беременная должна быть предупреждена заранее. Врач должен рассказать, почему это может произойти, и успокоить женщину, так как операция проводится с целью сведения к минимуму возможных рисков и осложнений как для малышей, так и для матери.

Предвестники родов двойня. Предвестники родов: 9 признаков приближающихся родов.

В последние недели беременности происходит плавное изменение гормонального профиля женщины. По мере закономерного старения плаценты снижается количество вырабатываемого ею прогестерона, а относительное количество другого женского гормона – эстрогена — напротив, растет. Прогестерон «царствовал» в организме на протяжении всего срока вынашивания плода, обеспечивая сохранение беременности, эффекты же эстрогена направлены противоположно, на подготовку к родам. Когда концентрация эстрогена в крови достигнет максимума, рецепторы головного мозга воспримут это как сигнал к родам и начнется родовая деятельность. Те изменения, которые происходят в организме беременной женщины под влиянием смены гормонов и готовят родовые пути к появлению малыша на свет, и называются — предвестники родов. Это логический завершающий этап беременности, который в акушерстве часто называют подготовительным периодом родов, цель которого – обеспечить мягкое, как можно менее травматичное продвижение плода по родовым путям. Согласно литературным медицинским данным, этот процесс происходит на 38-39 неделе беременности, но у многих женщин некоторые из предвестников могут появиться за день-два до родов. Если для вас это будут вторые роды, предвестники, вероятно, начнутся чуть позже, ближе к моменту появления на свет вашего малыша.

Роды после ЭКО двойни. Уровень ХГЧ при двойне после ЭКО

В последнее время все чаще увеличивается вероятность двойни при ЭКО, что связано, в первую очередь, с методикой ЭКО, так как для получения яйцеклеток необходимо провести стимуляцию овуляции и если врач получает несколько яйцеклеток – следовательно он вырастит несколько эмбрионов, которые подсаживают женщине в разных количествах. Согласно Российским стандартам здравоохранения принято подсаживать два эмбриона и при положительном результате получаются разнояйцевые близнецы, а однояйцевый эмбрион встречается при имплантации одного эмбриона или инвазии одного из эмбрионов. Процент положительного исхода напрямую зависит от количества подсаженных эмбрионов, так как вероятность имплантации увеличивается при большем количестве эмбрионов, поэтому женщинам до 35 лет принято проводить подсадку двоих эмбрионов, а после 35 лет – троих. Но, результаты наблюдений подтверждают случай многоплодной беременности, если был перенесен один эмбрион, что увеличивает вероятность рождения двойняшек при ЭКО. Это связано с тем, что после оплодотворения следует начинать в « пробирке» и зародыш подсаживают в матку на 4-5 день, а разделения зародыша происходит на 5-7 сутки, когда эмбрион уже в полости матки, что невозможно спрогнозировать.

Беременность двойня и роды. Что такое беременность двойняшками

  1. Монозиготная бихориальная биамниотическая. Возникает приблизительно в 1/3 случаев. Разделение яйцеклетки происходит во время ее движения по трубе к матке. Это период в течение первых трех суток после оплодотворения.
  2. Монозиготная монохориальная биамниотическая. Возникает при делении яйцеклетки с 3 по 8 день после зачатия. В этом случае формируется 2 эмбриона: каждый имеет свой амнион (плодный пузырь), но хорион у них общий. Такой тип соединения характерен для каждого 360 случая. Из-за одной плаценты на двоих такие близнецы подвержены риску.
  3. Монозиготная монохориальная моноамниотическая. Встречается в каждом 2400 случае. Разделение происходит на 8-13 сутки после зачатия. В этой ситуации у зародышей общий плодный пузырь (амнион) и общая плацента (хорион). Такая беременность двойней считается самой неблагоприятной. Моноамниотическая двойня подвержена риску гибели из-за возможного запутывания пуповин во время роста малышей.
  4. Сиамские близнецы. Появляются, когда разделение произошло позже 13 дня после зачатия. Дети могут срастись копчиками, костями черепа, поясничным отделом позвоночника или грудной клеткой.

Видео Евгения Машко. Роды двойни.

Естественные роды двойни. Естественные роды или кесарево?

Несмотря на то, что роды двойни почти всегда сопряжены с определёнными рисками и зачастую не получается избежать осложнений, врачи стараются, чтобы женщина родила малышей самостоятельно. Только лишь в том случае, если здоровью и тем более жизни мамы и двойни что-то угрожает, принимается решение о кесаревом сечении. Медицинскими показателями к нему являются:

  • слабость родовой деятельности;
  • гипоксия;
  • если малыши находятся в разных предлежаниях;
  • если при тазовом предлежании вес второго малыша составляет менее 1 500 гр или более 3 500 гр;
  • спазм шейки матки.

Уже к 33-ей недели пара, ожидающая двойню, должна обсудить со своим врачом вопрос, как лучше рожать: самостоятельно или посредством кесарева сечения. Можно иметь собственное мнение на данный счёт, но к рекомендациям опытного специалиста нужно обязательно прислушиваться. Это будет зависеть не только от состояния здоровья будущей мамы и предлежания плодов, но и от их вида.

А вы знали, что…
…близнецы не всегда рождаются одновременно? Зафиксирован случай, когда разница между ними составляла 85 дней.

Роды двойни естественным путем. Как проходят естественные роды двойней?

Если беременность протекает нормально, дети развиваются соответственно сроку, нет противопоказаний со стороны матери, роды проходят естественным путем.

Первый период у первородящей длится до 10 часов:

  • В это время происходит раскрытие шейки с посощью схваток.
  • Для предотвращения сдавления нижней полой вены роды двойней предлагают проводить на боку.
  • После раскрытия на 10 см головка может пройти и опуститься в малый таз.

Второй период начинается с присоединения потуг — это ритмичные сильные напряжения передней брюшной стенки:

  • Рождается первый ребенок, акушерка перевязывает пуповину.
  • Потуги не прекращаются.
  • После рождения двойни, нужно быстро осмотреть родовые пути, определить наличие разрывов, положение второго плода.
  • Иногда вовремя родов проводят УЗИ.
  • Вскрывают амниотический пузырь второму плоду. Малыш появляется через 5-20 минут.

В норме в третьем периоде плацента отслаивается и выходит наружу. Проводится осмотр плаценты и оболочек, чтобы выяснить, все ли вышло или есть части, задержавшиеся в матке. Участки плаценты, оставшиеся в матке, помешают ей сократиться, что опасно гипотоническим кровотечением. Для профилактики осложнений роженице на живот кладут ледяную грелку и вводят окситоцин внутривенно.

Маме дают на руки детей еще в родзале. Очень важен первый контакт кожа к коже – во время него происходит заселение кожи малышей нормальной микрофлорой.

Первое кормление тоже происходит незамедлительно – мама сцеживает малышам первые капли ценного молозива.

Роды двойни кесарево. Беременность двойней после кесарева сечения

Благополучные роды, в том числе и двойни, после кесарева – вовсе не редкость. Но прежде чем решиться на повторную беременность, необходимо обратиться за консультацией к гинекологу и пройти полное обследование, которое, кроме анализов крови и мочи, включает:

Перечисленные исследования проводятся с целью определения состояния маточного шва, наличия плотных включений, истончения стенок. В зависимости от результатов, врач определяет сроки, когда пациентке можно беременеть повторно.

Важно! Пациенткам, которые перенесли полостную операцию, не рекомендуется повторно беременеть ранее, чем через два года. Ранняя беременность, а тем более двойней, после кесарева сечения чревата серьезными осложнениями, в числе которых разрыв матки.

Роды двойни на 37 неделе. Ваши ощущения на 37 неделе

Предвестники родов это признаки, говорящие о том, что приближается заветный день встречи с малышом. Первые предвестники родов могли появиться еще несколько недель назад: например, уже мог опуститься животик, могла отойти слизистая пробка , закрывающая проход в шейке матки, тренировочные схватки Брекстон-Хикса могли стать более частыми и начать беспокоить вас не только днем, но и по ночам. Другие признаки приближения родов это небольшая потеря в весе (на 1-2 кг), а также расстройства пищеварения (диарея, реже тошнота и рвота).

Но не стоит расстраиваться, если ни один из этих предвестников родов вас до сих пор не посетил. Это отнюдь не означает, что вы будете ходить с животом до “победного конца”. Все дело в том, что предсказать точную дату родов по наличию или отсутствию перечисленных выше признаков, невозможно. Вы можете заметить у себя все возможные предвестники родов и ходить с ними до 42 недели, или вы можете родить точно в срок, не имея ни одного из перечисленных симптомов.

Так, например, животик может опуститься уже с началом первых схваток, слизистая пробка может отойти во время родов, а тренировочные схватки могут и вовсе отсутствовать.

В любом случае, ждать осталось совсем не долго, поэтому наберитесь терпения и наслаждайтесь своим особенным состоянием.

Как зачать двойню или близнецов?

Если во время своего развития зигота делится на две части, то в таком случае могут родиться однояйцевые близнецы. Они будут иметь не только идентичные гены, но одинаковую внешность. Если беременность протекает с разделенной яйцеклеткой, то она не может передаться по наследству генетически и появляется в природе довольно не часто.
Но если речь пойдет о разнояйцевых близнецах, то тут дело обстоит несколько иначе. Это может произойти в момент овуляции, когда созрела не одна, а две яйцеклетки и они обе встретились с мужскими половыми клетками. Чтобы организм мог сгенерировать две яйцеклетки за один менструальный цикл, необходимо, чтобы он имел специальный, который передается по наследству. Если же в роду встречается подобный ген. То он сможет передаваться исключительно по материнской линии.Если например, у вашей бабушки родились разнояйцевые близнецы, то шанс, что вы родите двойню очень высокий. Но если такая ситуация встречалась в роду у вашего мужа, то уже на ваше оплодотворение она никак не влияет так, как передаться двойня может исключительно по женской линии.

fitnesdlyapohudeniya.com

Мой рассказ о беременности и родах двойни. Очень длинный.

Рассказы про роды я начала читать давно, еще за долго до беременности. И все мечтала о том моменте, когда напишу свой рассказ. И, вот уже который день пишу его. А еще, всю беременность искала позитивные рассказы о беременности и родах двойни. Вот мой рассказ как раз такой.

Началось все, конечно же, с двух полосок, которые я увидела 4 сентября 2012 года! Полосочка была бледненькая, ярчала постепенно. Я все не могла поверить, бегала по квартире, периодически подбегая к тесту и глядя на него. Мы с мужем были очень рады, беременность желанная, планированная. Потихоньку сказали родственникам. До 6 недель совсем не ощущала себя беременной.  В 8 недель встала на учет, ничего особенного не было, при осмотре так и поставили – 7-8 недель. Токсикоз был с 7 по 12 неделю, рвало пару раз в день, тошнило от всего, почти не ела.Но в гостях могла поесть, поэтому часто кушали у свекрови.)))

Мы с мужем слегка странные товарищи! Коляску стали обсуждать практически сразу. И в 12 недель в магазине увидели очень хорошую итальянскую коляску 3 в 1 с большой скидкой из-за незначительного дефекта. Долго вокруг неё ходили, советовались, и…. купили…. По приезду домой я сказала: «Во прикол, если у нас двойня будет…». Не знаю почему так сказала, просто ляпнула и все. Хех, потом еле-еле продали её! Еще у свекрови был день рождения, и Леша (муж) пожелал ей побольше внуков. А соседка почему-то поведала, что она сама из двойни, правда её двойняшка умерла в 6 месяцев.

 Узи в 13 недель… Узист в нашей поликлиники ушел в запой, и пришлось срочно  искать, где можно пройти, а сроки поджимали. Муж нашел в городе и записал на ближайшее время. 3 ноября. Сидим перед кабинетом, мандражируем. На прейскуранте возле кабинета были расценки скринингов одноплодной и многоплодной беременностей. Сидим ржем, типа если что придется доплачивать. И вот заветная фраза узистки: «Ой, да у вас тут двое!!!»… Истерический смех сквозь слезы, или слезы сквозь смех. Потом звонки родителям, родственникам, близким. Эмоции через край! Я всю ночь не спала, не могла поверить, что с нами такое случилось!!!

Потом были счастливые месяцы ожидания. Животик начал расти с 12 недель, муж все прикалывался, что выпячиваю. После узи поверил, что и правда растет! Недель до 25 животик прям как-то разделен был на 2 половинки. Шевелюшки почувствовала в 19,5 недель. Исправно ходила в ЖК, сдавала анализы, все было хорошо. Иногда журили за прибавки. В 23 недели узнали, что ждем принцесс! Сразу придумали имена и распредели кто где, так по именам и звали. Все думала, если будет КС, как я узнаю кто из них кто??? ))) Работала до 26 недели, потом отпуск и декрет. Самочувствие было отличное! На сохранении не лежала. Ходила на дневной стационар небольшой тонус снимать, но это больше перестраховка была. Веселуха пошла после 30-32 недели!)))  Очень болела спина в районе лопаток, ребра и внутри болело в районе ребер. К концу беременности сидеть почти не могла. Аринка  своей милой попкой делала из печени паштет. Болел желудок после каждого приема пищи. Болел копчик с каждой неделей все сильней, плюс защимляло нерв и болела нога. По ночам болел желудок, и изжога мучила. Появились треники по 5-6 раз в день, иногда были уже болючие как при М. Врач сказала, до 10 в день норма. В 33 недели на узи узнала, что общий вес девчонок уже больше 4кг. Эта информация совсем меня «подкосила» что ли. Короче, я стала с тех пор больше лежать и почти ничего не делала. Благо, была возможность ничего не делать. Немножко стала отекать, пальцы на руках и голени, но совсем немножко. В туалет ходила постоянно, ночью вставала по 3-4 раза (личный рекорд 7 раз).  Но в туалет часто стала ходить почти с начала Б. Если ездили в горд, маршрут разрабатывали через туалеты.)) Это хорошо, что мы странные товарищи, и к 30 неделям было все куплено и почти все готово к рождению малышек. Свекровь уговаривала не торопиться и начать скупаться после 30 недель. Но тогда мне было бы уж очень тяжко ездить в город (1,5 часа на машине) и шататься по магазинам. А я такой человек, что все должно быть под моим контролем. Единственное, что я не сделала перед родами – не дошила бортики в одну из кроваток и не постирала-погладила пеленки и кое-какую одежку. А так, все пакеты были собраны, муж проинструктирован – какой пакет после родов, какой на выписку, что куда застелить. Муж меня очень поддерживал, выслушивал все моё нытье, жалел меня. Создавал условия для спокойной и счастливой беременности. Все покупки, даже самые незначительные, мы обсуждали вместе.

Всю беременность ничего не было известно о способе родоразрешения. Ну это понятно, в поликлинике могут только предполагать, а точно решают уже в роддоме. Но молодая врач постоянно говорила, что, скорее всего, будут кесарить, чтобы не возиться. В 33 недели на узи первая девочка в головном предлежании, вторая поперечном. Я настраиваюсь на КС, смотрю видео. 35 недель, изменился характер шевелений. При осмотре врача – обе в головном! Ох уж эта Алеська-поскакушка, все вертелась, видимо искала выход, который прочно заняла Аринка! Настраиваюсь на ЕР, смотрю видео. Время шло, а о направлении в роддом, каком-то дополнительном обследовании речи не было. Я, пообщавшись с мамой двойняшек и акушер-гинекологом по совместительству (у них мы купили коляску), решила что в 36 недель нужно обязательно ехать в роддом и решать все на месте. Что я и сделала – в 36 недель напросилась в роддом. Мне написали в направлении «гестоз» и с наилучшими пожеланиями отправили рожать.

 Вот мой пузень в 35 недель:

       В роддоме врач при осмотре (пипец больно) сделала большие глаза и сказала: «О, так мы рожаем!». Я говорю, что вроде не рожаем, ничего не чувствую. Врач сказала, что все готово к родами, и рожу со дня на день, может даже сегодня. Ага, фигушки! Еще 2 недели баласталась в отделении патологии беременности. Кололи но-шпу для подготовки шейки. Скинула сразу 1кг, потом его же и набрала. Общая прибавка 18кг, что, я считаю, для двойни не плохо. Сделали КТГ – ляли здоровы. Но я чуть не задохнулась у них там, на спине совсем лежать не могла, кое-как дозвалась помощи меня повернули на бочок. Последние 2 недели были наиболее тяжкие. Все вышеописанное болело капец как. Я ходила охала, хромала, скрипела. Врач на одном из осмотров с жалостью на меня посмотрела и попросила не развалиться до родов.))) Кушать хотелось, но кушать много не могла, постоянно болел желудок.  Живот огромный, спать было невозможно. Выпросила себе подушечку под него. В туалет ходила постоянно и относила туда по 2 капли. Боялась уже выпить лишний глоток воды, иначе вообще спать не буду. Живот приходил в тонус от малейших движений. Стал непонятного цвета, сине-красно-желтый, весь рябой и ооооочень тугой. Я уже чувствовала не пинки, а перекатывания какие-то, да и шевеления стали реже – совсем было тесно малышкам.

В итоге решили, если до 38 недель не рожаю, будут стимулировать. Конечно же, я не родила. Назначили день Х – 24 апреля… Заведующая отделением, клевая тетка, очень хотела, чтобы я рожала в её дежурство.

 Это я за день до родов:

И вот настал этот замечательный день. Но все пошло сразу как-то не так. Обычно тех, кого планово отправляли на роды  спускали в 6 утра, выдавали модную ночнушку и халат. Я встала в 5 утра, помылась-побрилась. Собрала пакеты, сняла пастельное. Ржем с беременящками, настрой хороший, но мандраж присутствовал. Попросила меня сфоткать напоследок. Сижу жду, 7 утра, подъем, измерение давления, взвешивание. За мной не идут. Я уже стала переживать. Пошла к акушерке на пост. Она говорит – в карте ничего не написано, указаний тебя спускать тебя не было, мы не в курсе. Я совсем раскисла, боевой настрой пропал, сижу в палате рыдаю, девчонки молча меня жалеют. Тут звонок на весь этаж, мы сразу поняли, что звонят из родильного отделения, меня ищут. И правда, несется акушерка: «Бегом собирайся, тебя там ждут давно». Ну вот и меня везут на лифте, который скрипел напротив моей палаты 2 недели. Спустили, крикнули кого-то, пожелали мне удачи и уехали.

Меня приняла акушерка родильного отделения Людмила Васильевна (далее ЛВ), которая сразу мне показалась ужасной грымзой. Наорала на меня, почему я в своей ночнушке и непроклизменная. Я откуда знаю, кто мне должен был клизму ставить и одежду выдавать. Оказалось, акушерка из отделения патологии беременности меня должна была меня «подготовить». ЛВ не поленилась и позвонила туда поругаться. Врач Ольга Михайловна (далее ОМ) уже бегала вся на кипише, она такой человек, ей все быстрей-быстрей надо, а время уже 8.30. Меня бегом на кресло. ОМ сказала, что ВСЁ у меня уже прям готово. Я посмеялась, что уже 2 недели готово. Но врач меня уверила, что уже капец как готово и родить должна быстро.)) Прокололи мне пузырь. Сам прокол не болезненный, а вот процесс ковыряния и выяснения очень. Все, назад пути нет… Пошли в предродовую палату, выдали мне подкладушки всякие. Я давай круги нарезать, думаю, процесс ускорю. Позвонила маме, сказала, что сегодня рожу, она меня поддержала и сказала, будет ждать новостей. Воды потихоньку вытекали. Меня наконец-то повели на клизму, где у меня, видимо, и воды все отошли, лилось со всех дырок, так сказать. Потом в душ и опять в предродовую. Никаких схваток не начиналось, и около 10 утра мне вкатили капельницу с окситоцином. Вот тут пошла жара. Что такое схватки я так и не знаю. У меня как схватило, так и не отпускало, просто болело и болело все сильнее. Ко мне привели девочку Риту, но потом отвели поспать, так как она всю ночь не спала. ЛВ периодически заходила и орала на меня, что я подкручиваю капельницу и она медленно капает, типа оттягиваю себе удовольствие. Не, ну я совсем дура что ли… Пришла ОМ, проверила раскрытие (пипец больно), сказала все идет хорошо, но шоколадку съесть не разрешила. Потом ЛВ попыталась посчитать у меня частоту схваток, но не смогла, так как живот очень тугой был, она первый раз меня пожалела, и я подумала что она не сильная грымза. Я то ложилась, то ходила, пробовала разные позы, но облегчения ничего не приносило. Во время Б я прочитала, что в родах ребенок страдает больше матери, поэтому все время думала о девочках и дышала, дышала, дышала.  Около 12 привели Риту, она нифига не поспала, просто её вырубало в перерывах, а на схватке просыпалась. Ей поставили КТГ, все норм. Ненавязчиво предложили поставить и мне, но я сказала, что на спине лежать не смогу, настаивать не стали. Мне очень хотелось писать, но головка совсем передавила что-то и я не могла, пришлось выводить катетером. Боль была уже очень сильная и я тихонько начала подвывать. ЛВ считала схватки Рите и пожалела меня, что у меня одна большая схватка от капельницы. «Точно не грымза», — подумала я.  Пришла ОМ, проверила раскрытие, сказала полное, как начнет тужить, пойдем рожать. Через некоторое время меня начало потуживать, о чем я сразу сообщила персоналу. Меня быстренько схватили и повели в родзал.  В это время Рите поставили капельницу для  ускорения процесса, и она начала орать как резаная. Я взгромоздилась на кресло, мне надели бахилы для колен. И все… Тишина… ни потуг, ни схваток, просто боль. Головка высоко. ЛВ стала злиться, что меня рано повели на кресло, типа 2 часа щас с ней будем сидеть. Так оно и вышло. Я говорю, может я в предродовой на карачках посижу, но мне сказали, что это ситуацию не изменит. Я вообще перестала понимать, что со мной происходит. Мне поменяли капельницу, но ничего не изменилось. Я внимательно слушала, делала что говорят. Тужилась без схваток, головка не опускалась. Прибежала неонатолог, говорит какой вес двойняшек ожидаете? ОМ сказала – 1800 и 1900, я удивилась, но врачу виднее, наверное. Думаю, во слабачка, даже таких мелких родить не могу. ОМ все мне кофе обещала, как рожу. Через час моих стараний на соседнее кресло привели Риту, она быстренько родила Данилку и послед. Данилка родился синенький и не закричал, но врач сказала, что все хорошо. Ему почистили ротик и носик и он громко заплакал. Я видела весь процесс, так прикольно. Потом её подштопали слегка и оставили стекать. А я все не рожала. Тут у меня началась паника, я говорю разрежте меня, но ЛВ заверила меня, что это процесс не ускорит. Потом я стала проситься на кесарево из-за страха за девочек. В этом мне тоже отказали. Я уже почти в истерике, говорю, они у меня там хоть живы. ОМ послушала сердечки, сказала все ОК. Ноги у меня затекли просто жесть. Так неожиданно было, доктор сама лично обтирала мне лицо водичкой, смачивала губы, успокаивала. ОМ положила руку мне на живот и сказала тужиться, как бы  руку выталкивать. Я попробовала, и дело сдвинулось с мертвой точки, головка опустилась. И в 16.30 Аринка быстренько родилась – такая розовенькая, хорошенькая, сразу закричала. Её пошли взвешивать, 3000 48см. У всех шок, вот вам и 1800. Я немного отдышалась, и мне прокололи второй пузырь. Головка на этот раз опустилась быстро, я потужилась, и Алеська в прямом смысле высунула голову, открыла глаза и заплакала, и только после этого родилась целиком в 16.40. Она тоже была светло-розовенькая и хорошенькая. Её взвесили – 2700 51см. Вот вам и 1900))). Меня все поздравили, я всех поблагодарила. Потом я родила последы, их тоже взвесили – 1кг. Меня слегка подшили, наложили 3 внутренних шовчика. Но мне уже было не до чего. Я смотрела на стол, где обрабатывали моих девочек и была абсолютно счастлива! Все время врачу названивала свекровь, волновалась (они знакомы по работе). ОМ дала мне телефон, набрала свекровь, говорит сообщай. Так что первой узнала она. Поздравила меня. Ей за несколько дней до родов приснился сон, что я родила девочек весом 3000 и 2800, сон в руку можно сказать))). Они сразу стали собираться ко мне, от нашего поселка до города езды минут 40-50.  Потом нам принесли телефоны, бедная Рита никому не звонила, пока я рожала. И мы стали всем названивать. Я, наконец, позвонила мужу, наказала купить цветы ЛВ и ОМ и торт. Ну и рассылка смсок всем-всем-всем! На 2 роженицы и 3 новорожденных был один врач, одна акушерка, один  неонатолог и одна санитарка. Акушерка, сказала, что в 40 недель я бы, наверное, сама не родила, матка и так сильно перерастянута. На живот положили лед, стало сильно знобить. Санитарка Оля бегала вокруг, укрывала нас, принесла сок попить, кофе мне так и не дали. Оля взяла девчонок и поднесла мне показать! Какой был кайф, когда опустили ноги, которые, наверное больше 3х часов были закинуты на кресле. Ритку увезли в палату. Мне постоянно давили на живот, было небольшое кровотечение. Врач сказала, что большие последы, поэтому так. Через 2 часа приехали муж и свекровь. Их пропустили в отделение, вынесли девочек показать и сфоткать. Потом как раз повезли меня и подвезли к ним чмокнуться. Все это время была какая-то эйфория и, само собой, чувство огромного облегчения.

 Это мои мышки через 2 часа после рождения:

А это я, тоже через 2 часа после родов:

Мне выделили отдельную палату (не VIP). Пришла акушерка этого отделения, помогла мне вещи разложить, подавила на живот. Потом мне принесли доченек на 5 минут лизнуть молозива. Но после катетера, который стоял в руке около 8 часов, рука совсем меня не слушалась, и подержать я их не смогла. Только смотрела на них, и не могла понять, как они такие большие во мне помещались. Акушерка все внушала мне, что я должна пописать, чтобы матка лучше сокращалась, уговаривала меня сделать это самой. Но я никак не могла, точнее не хотелось мне в туалет, конечно, не давил на мочевой такой груз. Пришлось опять выводить катетером. Сама я смогла это сделать только в обед на другой день.

Дальше были дни послеродового восстановления. Болело все тело, жутко болели соски и промежность. Детей приносили как бы по часам, но оставляли на долго, забирали только на обработку, и так, нам отдохнуть. Подъем в 5 утра. Обработка это вообще прикол – на кресле подмывали из чайничка 2 раза в день. Потом умывание, приведение в порядок и в 6 часов приносили детей на кормление. Мне назначили сокращающие и кровоостанавливающие уколы, так как матка плохо сокращалась, и выделения сильные были. С молоком у меня сразу не сложилось не пришло оно вплоть до выписки. Так, молозиво чутка выделялось. Соски, конечно, сразу все треснули, кровоточили, боль адская.

На 5 день пришла врач, говорит, собирай вещи, выписываем тебя. Я такая вся довольная, вещи собираю, волосы выпрямляю. Потом мне сделали узи перед выпиской, и в этот день я домой не поехала. Не поехала домой и Ритка. В матках были сгустки. Перевели, почему то, в обсервационное отделение. Почистили нас опять одновременно, и лежали мы на соседних креслах и отходили от наркоза. Вот только после чистки я проснулась и поняла, что пришло молочко. 1 мая нас выписали домой, но это уже совсем другая история…..

В заключении хотелось бы сказать следующее. Что такое нормальные роды я так и не поняла, ни схватки, ни потуги, ничего. Все регулировалось капельницами и указаниями специалистов, но не природой. Но с персоналом мне очень повезло, поэтому все прошло достаточно гладко. Боль после родов забывается моментально. Не бойтесь рожать – детки это счастье! Очень люблю своих девочек и мужа!!!

 Спасибо всем, кто дочитал!

www.baby.ru

Рождение двойни | HappyMama

7 июля 2002 родились мои дети Юра и Ася. И, наконец, спустя три с половиной месяца, я собралась написать о своей беременности и родах. Раньше никак времени не хватало. Во время беременности мне самой очень помогло чтение разных рассказов о родах (особенно двойняшечьих), надеюсь, что, и мой опыт кому-нибудь пригодится.

К сожалению, я не вела дневник во время беременности, т.к. было не до того, я нервничала и переживала, все ли будет в порядке, тем более, что врачи страшно нагнетали обстановку. А жаль, было бы интересно сейчас все посмотреть, поэтому пишу что запомнилось.

Беременность

Немного о нас — родителях… Меня зовут Наташа, моего мужа — Миша. Мне 27 лет (то есть сейчас уже 28). Беременность первая. Двойня самопроизвольная. Ни у кого из известных родственников двоен не было, никакими гормональными таблетками (в том числе и противозачаточными) я отродясь не пользовалась. Врачи шутили, надо же с кого-то начинать.

За время беременности я прибавила 13 кг. Наверное, это не очень много, но у меня такое впечатление, что все эти килограммы сосредоточились исключительно в моем пузе, поэтому под конец было тяжело. Тем более, что до беременности я весила 47 кг и рост у меня 1 м 60 см. Так, что выглядела я прекомично — худенькие ручки и ножки и огромное, как дирижабль, пузо.

О том, что у меня будет ребенок, я узнала в первый месяц. Поняла я это ровно в тот день, когда мы собирались кататься на горных лыжах. (В результате лыжи пришлось отложить, о чем сейчас жалею, я боялась раннего выкидыша) Был токсикоз, меня сильно тошнило. Единственное, что спасало, это еда. Есть не хотелось, но стоило чего-то пожевать, как тошнота прекращалась. Делать УЗИ на 6 неделях показалось глупым, да и врач в женской консультации мне сказала «зачем вам это надо, то, что у вас беременность маточная и так видно». В начале третьего месяца токсикоз прекратился и наступил золотой период. Пузо еще не выросло, а тошнить перестало.

На 14 неделях я пошла на УЗИ в женскую консультацию, где меня и обрадовали, что у меня их там двое. Ну, надо сказать, я была в шоке и весь вечер прорыдала. Мишка воспринял все гораздо спокойнее и отнесся к известию о двойне философски. Дальше все стало еще веселее. Мне тут же объяснили, что у меня нет шансов родить самой, и кесарево мне гарантировано. Зрение минус семь, узкие бедра, да и к тому же двойня…. Ну и так далее. Вообще, от любых общений с врачами становилось не по себе.

К тому читала все, что смогла найти о двойняшках и близняшках, о двойняшечьих родах и уходе за ними, и после каждой прочитанной статьи становилось еще страшнее.

Не знаю, что бы было дальше, но я поняла, что из этого надо как-то выключаться, и я уехала в командировку в Киев.

Прогулки по красивейшему городу, вымытому весной и освещенному весенним солнышком, очень сильно меня подбодрили. К тому же в поезде я впервые почувствовала, как мои детки брыкаются в пузе.

Вернувшись домой, я решила вести себя так, как планировала до беременности — минимально нервничать и ходить по врачам, не принимать никаких лекарств, поплавать в бассейне.

«Рождество»

С пяти месяцев я начала ходить на курсы в семейный клуб «Рождество». Уютная и домашняя обстановка этих курсов, море интересной и полезной информации по беременности и родам, общение с беременными мамашками — все это очень способствовало формированию безусловно положительного отношения к будущим родам. На занятиях показали комплекс специальных упражнений для беременных, показали множество фильмов про роды, рассказали очень многое о течении беременности и о родах… Много было полезных советов по питанию и образу жизни, по правильному дыханию и расслаблению, по подготовке к родам — моральной и физической.

Еще мне очень помогли упражнения в бассейне и сидение в теплой сауне. Я не очень люблю сауны, но в беременной сауне не высокая температура, и там было приятно расслабляться и отдыхать после упражнений в бассейне. Вообще, упражнения для беременных в бассейне и на суше, после аэробики, которой я занималась последний год, казались просто несерьезными.

Беременность протекала достаточно легко, я вела довольно активный образ жизни — работала до конца 7 месяца, гуляла в Битцевском лесопарке недалеко от дома, где живут мои родители.

С 8 месяца я ушла в декретный отпуск и поехала в Тарусу на дачу к друзьям родителей. К этому времени пузо мое достигло таких размеров, что я перестала вмещаться во все имеющиеся у меня шмотки и перешла на Мишкины. Спать на пузе я уже давно не могла, а тут стало тяжело спать и на спине.

К этому же времени (34 недели) я отказалась от идеи рожать дома и договорилась с врачом в Центре планирования и репродукции семьи на Севастопольском проспекте о дородовом наблюдении и родах (дородовое наблюдение мне там не очень понравилось). До родов по срокам оставалось около полутора месяцев. Чувствовала я себя хорошо, только сильно мешало пузо, с правой стороны Аська сильно брыкалась, и появились небольшие отеки на ногах. Дома шел ремонт, занятия на курсах кончились, и я поддалась на уговоры врача, которого беспокоил мой перерастянутый живот, и легла в отделении патологии Центра на обследование.

Отделение патологии беременных Центра планирования и репродукции семьи

Отделение патологии мне понравилось гораздо больше, чем дородовое обследование и наблюдение. Удобные палаты на двух человек, молодые и приветливые врачи, неплохая столовая…

Там я, наконец, увидела еще двух мамаш, беременных двойнями, а то мне было немного не по себе, оттого, что я одна такая особенная и самая пузатая.

Меня там еще раз взвесили, взяли кучу анализов, выписали какие-то лекарства, которые я не принимала, а выкидывала в туалет.

За неделю отеки мои сошли, я сбросила один килограмм. Дети мои оба перевернулись вниз головами, на УЗИ мне сообщили, что весят они 2500 и 2900, еще раз подтвердили, что это мальчик и девочка, и заверили, что рожать я буду сама. Срок у меня был почти 36 недель, и меня собрались выписывать домой еще недельки две догуливать. Но не тут-то было.

Накануне выписки перед сном я пошла в туалет, и тут из меня как хлынуло. Вытекло, по-моему, около стакана воды. Подошедшая медсестра вызвала дежурного врача, которая подтвердила, что это излились воды, сказала, что раскрытие три пальца, и что начались роды.

Я позвонила на мобильный своему врачу, она меня успокоила, что все будет в порядке. Также я отзвонила Мишке и маме сообщила, что ухожу рожать, взяла с собой заколку, очки и мобильный телефон и поехала наверх в родовое отделение. Времени было 1 час 40 мин.

Роды

Воды у меня отошли еще на втором этаже в отделении патологии беременных, и всю дорогу в лифте я страшно волновалась, почему нет схваток.

Однако волновалась я напрасно, схватки начались, как только меня отвели в родовой блок, послушали сердечки детей и оставили одну. Предложили сделать обезболивание, но я очень боялась повредить детям и отказалась.

Я прилегла на кушетку, надеясь немного поспать, но это было совершенно нереально. Тут же начались схватки и весьма болезненные — каждые три минуты, лежать я не могла ни секунды. В результате я носилась по родблоку туда-сюда, массировала себе поясницу, периодически отбегала в туалет поливать себя водой из душа. Было очень больно, я даже не ожидала, что это будет ТАК больно. Я изо всех сил старалась дышать правильно, как учили на курсах, но помогало это слабо. Потом я обратила внимание, что во время самых болезненных схваток я и так дышу правильно, не контролируя себя. В промежутках между схватками я общалась с дежурной девочкой-сестричкой, выглядывала из своего родблока, ходила по коридору. Была ночь, было тихо и безлюдно, казалось, что никого нет вокруг.

Часов в семь-восемь я окончательно обессилела, меня вырвало какой-то желчью, я орала, как раненый бизон и думала, что все. Мне стало так больно, что я уже была согласна на любое обезболивание, однако было поздно, раскрытие уже было почти полное. Но тут схватки прекратились.

Час я кайфовала, лежа на кушетке. Еще через полчаса начались потуги. Мне многие говорили, и я читала, что во время потуг уже не больно. Не знаю, мне было не менее больно, чем в схватках. Ощущение, что тебя давит и разламывает со всех сторон.

Пришла врач, сказала мне перелезать в кресло. Надо сказать, что больше всего я боялась, что придется рожать лежа, это противопоказано женщинам с узкими бедрами, но мне положили под спину подушку и получилась поза как бы полусидя. И тут потуги прекратились. Я с ужасом подумала, что надо слезать с кресла и идти вниз, и тут началось опять.

К этому времени я, наконец, увидела врача, который пришел принимать у меня роды. Это — Калашников С.А — врач, который пишет диссертацию о двойнях, о котором я читала в Интернете. Очень классный доктор, с ним сразу стало легче.

Он очень грамотно меня вел, говорил, когда надо тужиться, когда можно отдохнуть, даже один раз пощекотал зачем-то мое брыкающиеся пузо. На самых сильных схватках я пыталась правильно дышать и тужилась изо всех сил.

В какой-то момент я почувствовала, что порвалась, но боли я уже не чувствовала. Я ощутила, что головка малыша где-то близко и в следующую потугу почувствовала невероятное облегчение и услышала чей-то крик. Я увидела на руках у врача красную маленькую очень сердитую вопящую девочку, которую тут же приложили к моей груди, но малышка, не разобравшись, что к чему, грудь сосать отказалась, слизнула пару капель молозива и все. Она была совсем крошечная, сморщенная, с опухшими веками, похожая на старушонку. Дальше с ней что-то делали, я узнала, что у нее первая группа крови, вес 2740, рост 46 см. Я с радостью подумала, что обойдется без больницы для недошенных, так как слышала, что в больницы отправляют с весом меньше 2500 кг. Спросив у врача про то, как работают рефлексы, выяснила, что получили мы 9/9 по шкале Апгар. Было 10:40 утра.

Дальше я лежала и отдыхала, второй малыш затих у меня в пузе. Прошло минут 20. «Ну что, будем вылезать?» — спросил врач и чуть надавил на живот. Опять пошли потуги. Опять все то же самое — я тужилась, пыталась дышать и выталкивать из себя малыша, и снова чудесное чувство облегчения, и болтающийся на пуповине вопящий малыш. Я увидела, что это мальчик.

В тот же момент зазвонил мой мобильный телефон. Это позвонил Мишка, который всю ночь не спал и волновался за меня. Я его обрадовала, что только что у него родился сын, а некоторое время назад дочь. Успокоила, что с ними, судя по всему, все в порядке, и пообещала позвонить позднее.

Дальше я близко-близко увидела моего Юрку. Он выглядел побольше, чем сестра, был такой же красный и сморщенный, но открыл глаза и сердито посмотрел на меня, и тоже отказался сосать грудь и вообще не понял, что к чему.

Его забрали врачи. Третья группа крови (как у нас с Мишкой), вес 3070 кг. (Это было даже больше, чем я ожидала) рост 48 см. 9/9 по шкале Апгар.

Так 7 июля 2002 родились наши дети. Слава богу, с ними все в порядке, хотя нас и записали в недошенные. Их отвезли в детское отделение. А я осталась лежать.

Я с ужасом подумала, что надо еще рожать плаценту. Потужилась и из меня вылезло что-то большое непонятного цвета с двумя торчащими трубками пуповин. «Плацента сросшаяся, нормальная,» — сказал врач.

Дальше ничего не помню, видимо мне ввели наркоз, чтобы наложить швы. Пришла в себя я только на каталке в коридоре.

Детей на два дня поместили в инкубатор, долеживать до 36 недели, как мне сказали, Юрка лежал и спокойно спал, а Аська кряхтела и лупила брата ногой в памперс. На третий день я смогла взять их на руки и приложить к груди. Из-за того, что их не сразу приложили к груди, были сложности с кормлением в первые две недели. Но, слава богу, сейчас оба хорошо сосут, и оба полностью на грудном вскармливании.

В роддоме нас продержали неделю, так как у детей брали всевозможные анализы и обследовали со всех сторон. Удостоверившись, что с нами все в порядке 14 июля нас выписали домой.

Огромное спасибо врачам Калашникову Сергею Анатольевичу, Шалиной Раисе Ивановне и Лукашиной Марии Владимировне из Центра. А также Тамаре Садовой, которая вела у нас группу на курсах в «Рождестве».

Наташа

Из архива статей клуба мамы.py

happymama.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о