Станислав гроф книга матрицы – Все книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

Содержание

Все книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

Станислав Гроф обрел мировую известность благодаря исследованиям эффектов ЛСД, измененных состояний человеческого сознания. Будучи одним из основателей трансперсональной психологии, также является главным ее теоретиком. Автор более 20 книг, которые переведены на 16 языков. За его плечами многочисленные терапевтические сеансы и обучающие семинары по холотропному дыханию, проведенные в разных странах.

«Мистическое» направление современной психологии

Трансперсональная психология стала формироваться в 60-х годах в Америке . В фокусе исследований данного направления — измененные состояния сознания, околосмертный опыт, а также особенности переживаний пребывания в материнской утробе и в момент рождения, воспоминания о которых хранятся в глубинах подсознания человека.

В психотерапевтическую работу включаются духовные и религиозные практики. Чтобы решить внутриличностные проблемы, снять физические блоки, зажимы человеку предлагаются техники для переживания трансперсонального опыта. Его можно достичь благодаря особому способу дыхания, гипнозу и самогипнозу, работе со сновидениями, творчеству, медитации.

Участие в эксперименте спровоцировало устойчивый интерес к изучению расширенных состояний сознания

Вызвавшись волонтером, в 1956 году во время участия в научном эксперименте с использованием психоделических средств Станислав Гроф испытал расширенное состояние сознания. Будучи к тому моменту уже практикующим психиатром-клиницистом с научной докторской степенью, он был ошеломлен пережитым состоянием.

Для ученого стало очевидно, что сознание есть нечто гораздо большее, чем описано в литературе по медицине и психологии. Это определило дальнейший ход его научной деятельности. Он активно занялся изучением расширенных состояний сознания. Начиная с 1960 года несколько лет Станислав Гроф занимался легальной работой с психоделическими препаратами. До 1967 года он изучал их воздействие в Чехословакии, затем в Америке вплоть до того момента, пока на психоделики не был наложен запрет – до 1973 года.

В течение этого времени ученый провел около 2500 сеансов с использованием ЛСД, и собрал более 1000 протоколов проведения подобных исследований под руководством своих коллег. Станислав Гроф все книги посвятил результатам этих и последующих исследований в области измененного состояния сознания.

«Эсален» — центр гуманистического альтернативного образования

Институт «Эсален» был основан в 1962 году выпускниками Стэнфорда Майклом Мерфи и Диком Прайсом. Их целью было поддержать альтернативные методы изучения человеческого сознания. Располагается данное образовательное учреждение в краях, где когда-то жили индейцы племени «Эсален», — на побережье Центральной Калифорнии. Это очень живописное место: с одной стороны Тихий океан, с другой — горы.

Институт «Эсален» сыграл ключевую роль в расцвете общественного «Движения за развитие человеческого потенциала», идеологической базой которого стали концепции персонального роста и реализации неординарных потенциальных возможностей, имеющихся у каждого, но полностью не раскрытых. Инновации, сосредоточение на соединении между разумом и телом, постоянное экспериментирование в плане личного сознания привело к появлению многих идей, которые впоследствии стали мейнстримом.

В 1973 году Гроф получил авансовый гонорар, давший возможность написать первую книгу. По приглашению Майкла Мерфи работать над ней он переезжает в Эссален. Ему предложили обустроиться в доме на берегу океана. Оттуда открывался прекрасный вид с панорамным обзором в 180 градусов. Он приехал туда на один год, а жил и работал там 14 лет, до 1987 года.

1975 год ознаменовался для Станислава тем, что он познакомился с Кристиной, своей будущей женой. С этого момента начались их личные отношения, тесно переплетающиеся с профессиональными.

Холотропное дыхание

С 1975 по 1976 год совместными усилиями Станислав и Кристина Гроф создали инновационный метод, которому дали название «холотропное дыхание». Благодаря этому стало возможным входить в расширенное состояние сознания без использования ЛСД и прочих психоделических средств.

В то же время они начали использовать новый метод на своих семинарах. За период с 1987 по 1994 год супружеская чета провела сеансы холотропного дыхания примерно для 25 000 человек. По мнению авторов, это уникальный способ самопознания и личностного роста.

В последствие данный метод послужил основой для холотропной терапии, сеансы которой ученый активно практиковал. Также он вел курсы по подготовке практикующих трансперсональных психологов.

Вместе с супругой Гроф путешествовал по миру со своими семинарами и лекциями, рассказывая о трансперсональной психологии и результатах исследований сознания. На протяжении многих лет он поддерживал людей, переживших психодуховный кризис — эпизоды расширенного сознания.

Книги о сознательном и бессознательном

Если читать книги Станислава Грофа по порядку, можно проследить развитие представлений о сознании и его расширенных состояниях в рамках трансперсональной психологии.

Станислав Гроф в книге «За пределами мозга: рождение, смерть и трансцендентность в психотерапии» обобщает результаты исследований автора, проведенных за 30 лет его научной деятельности. Здесь говорится о расширенной картографии психики, динамике перинатальных матриц, психотерапии и духовном развитии.

Гроф предположил, что большая часть психических состояний, классифицирующихся в психиатрии как болезни, например, неврозы и психозы, являются кризисами духовного и личностного роста человека, с которыми столкнуться может практически каждый.

Причиной может послужить спонтанно пережитый духовный опыт, с которым справиться самостоятельно не получилось. Автор предлагает психотерапевтические подходы, основанные на использовании способности организма человека к самоисцелению.

Книга Станислава Грофа «Космическая игра: исследование границ человеческого сознания» предлагает вниманию читателей синтез современной науки и древней мудрости, психологии и религии. Теоретические взгляды автора, основаны на обширных клинических исследованиях.

В книге «Зов ягуара» результаты многолетних исследований подаются автором в форме художественного произведения — научно-фантастического романа. В основу сюжета заложены реальные переживания трансперсонального опыта как самого автора, так и наблюдаемые у других людей.

20 век: книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

1975 год. «Области человеческого бессознательного: данные исследований ЛСД».

1977 год. «Человек перед лицом смерти», соавторство с Джоан Хэлифакс.

1980 год. «ЛСД -Психотерапия».

1981 год. «За пределами смерти: врата сознания», соавторство с Кристиной Гроф.

1984 год. «Древняя мудрость и современная наука», под редакцией Станислава Грофа. В книгу включены статьи многих докладчиков, выступавших на конференции 1982 года Международной ассоциации трансперсональной психологии в Бомбее, Индии.

1985 год. «За пределами мозга: рождение, смерть и трансцендентность в психотерапии».

1988 год. «Человеческое выживание и эволюция сознания», под редакцией Станислава Грофа и Марджори Л. Валер. В общей сложности над созданием этой книги работали 18 соавторов.

1988 год. «Путешествия в поисках себя: измерения сознания и новые перспективы в психотерапии».

1989 год. «Духовный кризис: когда преобразование личности становится кризисом», соавторство с Кристиной Гроф.

1990 год. «Неистовый поиск себя: руководство к личному росту через трансформационный кризис», соавторство с Кристиной Гроф.

1992 год. «Холотропное сознание: три уровня человеческого сознания и как они формируют нашу жизнь», соавтор Хэл Зина Беннет.

1993 год. «Книги мертвых: Руководства для жизни и смерти».

1998 год. «Надличностное видение: Целительные возможности необычных состояний сознания».

1998 год. «Космическая Игра: Исследование рубежей человеческого сознания».

1999 год. «Революция сознания: трансатлантический диалог», соавторство с Эрвином Ласло и Питером Расселом. Предисловие к книге написал Кен Уилбер.

Всего за 24 года автор написал ни много, ни мало 15 книг. С учетом того, что у него было великое множество других важных и требующих времени дел, то это кажется невероятным.

21 век: книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

2000 год. «Психология будущего».

2001 год. «Зов ягуара».

2004 год. «Мечты Лилибита». Книгу написал Мелоди Салливан, а роль иллюстратора досталась Станиславу Грофу.

2006 год. «Когда невозможное возможно: приключения в необычных реальностях».

2006 год. «Величайшее путешествие. Сознание и тайна смерти».

2010 год. «Холотропное дыхание: новый подход к самоисследованию и терапии», соавторство с Кристиной Гроф.

2012 год. «Исцеление наших глубочайших ран: холотропное смещение парадигмы».

Вероятнее всего, продолжение следует…

Достижения и вклад в развитие науки

Станислав Гроф — известен во всем мире, как современный реформатор психиатрии и ярчайший представитель трансперсональной психологии. Его новаторские идеи оказали влияние на взаимопроникновение западной науки и духовного измерения. Книги, автором которых он является, переведены на несколько языков. Исследования исцеляющего и преображающего потенциала расширенных состояний сознания, проводимые им, длятся с 1960 года.

В 1978 году Станиславом Грофом была основана «Международная ассоциация трансперсональной психологии». Целями, ради которых она создавалась, были поощрение образования и исследований в рамках данного направления, спонсирование глобальных конференций.

5 октября 2007 в Праге он был удостоен престижной премии «VISION-97». Она была предоставлена Фондом Дагмара и Вацлава Гавелов, созданного для оказания поддержки инновационным проектам, имеющим большое значение для будущего человечества.

Станислав Гроф продолжает свою профессиональную деятельность в Калифорнийском институте интегральных исследований в Сан-Франциско, а также в Университете Мудрости в Окленде. Читает лекции и преподает программы профессиональной подготовки в области холотропного дыхания и трансперсональной психологии. А также принимает участие в практических семинарах, путешествуя по всему миру.

fb.ru

Станислав Гроф: Людьми управляют матрицы

В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, в ряду крупнейших новаторов науки о тайнах человеческой души. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица». Всемирно известный учёный дал «Правде.Ру» эксклюзивное интервью.

— Уважаемый Станислав, позвольте поблагодарить Вас, что в год своего 75-летия Вы нашли время для столь серьезного и масштабного разговора с нами. Ещё Карл Юнг утверждал, что психика младенца не является « tabula rasa ». Вы на основе многолетних клинических исследований пришли к выводу, что наше бессознательное содержит перинатальные (то есть дородовые) и трансперсональные области. Но почему же официальная медицина игнорирует эти открытия?

— Современные исследования в области сознания принесли массу доказательств того, что модели человеческой психики, доминирующие сегодня в официальной психологии и психиатрии, поверхностны и неадекватны. На основе многолетних данных психоделических исследований мне пришлось создать чрезвычайно расширенную модель психики путем добавления двух больших областей – перинатальной и трансперсональной.

Перинатальная область относится к воспоминаниям о внутриутробной жизни и биологическом рождении. Эта область состоит из четырех базовых перинатальных матриц, соответствующих четырем стадиям родов — от блаженного покоя в матке до появления на свет. Трансперсональная сфера содержит опыт отождествления с другими людьми, другими биологическими видами, эпизоды из жизни наших предков, как людей, так и животных, а также историческое коллективное бессознательное, как его трактовал Юнг.

Моя картография психики имеет огромное сходство со взглядами Юнга, за исключением фундаментальной вещи. Я был удивлен и разочарован тем, что Юнг яростно отрицал, что биологическое рождение имеет какое-то психологическое значение, что оно является главной психотравмой. Даже незадолго до смерти в одном из интервью Юнг отрицал всякую возможность такого значения.

Традиционные психиатры, и в Америке, и у вас прекрасно знают о существовании перинатального и трансперсонального опытов, поскольку они спонтанно проявляются у некоторых пациентов. Но, в отличие от меня, эти медики не считают их нормальной составляющей человеческой психики, а рассматривают как результаты неизвестных патологических процессов, поражающих мозг. То есть людей, чье бессознательное вышло на перинатальный и трансперсональный уровни, считаютстрадающими психозом, психически больными.

— А помните ли вы свой первый трансперсональный опыт?Сопротивление значительной части академических кругов открытиям современных исследований сознания понятно. Новые революционные данные требуют радикального пересмотра всего психологического и психиатрического мышления, аналогичного тому, через что пришлось пройти физикам в начале ХХ века, когда они перешли от ньютоновского понимания материи к квантово-релятивистской картине мира. Новые сведения в области исследований сознания ставят под вопрос основные философские положения западной науки, подрывают ее материалистическую направленность. Основанная на клинических данных, трансперсональная психология предлагает мировоззрение, сходное с мировоззрением великих мировых религий и восточных духовных философий.

— Он был настолько необычным и поразительным, что его просто невозможно забыть. Это произошло в ноябре 1956 года в лаборатории чешского НИИ психиатрии, когда я добровольцем принимал участие в ЛСД-сеансе. Замысел эксперимента заключался в воздействии мощной стробоскопической лампой в момент кульминации моих ЛСД-ощущений. Моё сознание оставило тело, и все границы Вселенной растворились. Я испытал внушающий и по сей день трепет опыт Космического Разума, перестал быть отдельным существом и стал самим Мирозданием.

Этот опыт я описываю в своей книге «Когда невозможное становится возможным. Приключения в необычных реалиях», скоро выходящей в русском переводе. Опыт полувековой давности был настолько сильным, что на всю жизнь вызвал у меня интерес к необычным состояниям сознания. Конечно, он не смог тогда сразу разрушить мое материалистическое мировоззрение, которое было привито учёбой в коммунистической Чехословакии. Потребовались годы ежедневных наблюдений во время психоделических сеансов, как и моих собственных, так и пациентов, а позже и на сеансах холотропного дыхания и немедикаметозных методов терапии, разработанных мною вместе с Кристиной. Сегодня, повторю, я абсолютно убежден – современная система взглядов и понятий нуждается в радикальном пересмотре.

— После двадцатилетних официальных исследований, которые проводились и в СССР Марией Телашевской, психоделики были запрещены. Вас не смущают упреки, что необычные состояния сознания, в которых проявляются перинатальные и трансперсональные уровни, связаны с психоактивными веществами?

— Я много лет думал, что для необычных состояний сознания необходимы сильные психоактивные вещества, такие как ЛСД . И был удивлен, когда обнаружил, насколько глубокое воздействие на психику имеют такие простые методы, как более быстрое дыхание или вызывающая воспоминания музыка. Но ведь шаманы и аборигенные культуры знали это тысячелетиями и использовали священные технологии в целительной, ритуальной и духовной практиках. Научные наблюдения, в том числе и антропологов, показали, что разрыв между т.н. «нормальным состоянием сознания» и необычным состоянием не так велик, как было принято думать. Более того, у многих людей такие состояния могут быть спонтанными, возникать прямо посреди повседневной жизни.

-Но ведь традиционная психиатрия по-прежнему рассматривает такие состояния как психоз, требующий, в основном, медикаментозного лечения?

— В этом суть проблемы. Когда мы осознаем, что перинатальный и трансперсональный опыты – нормальная часть человеческой психики, то начнем совершенно по-другому задавать вопросы о таких эпизодах и отвечать на них. Ведь вопрос ныне заключается не в том, как мозг порождает необычные переживания и какие якобы патологические процессы их вызывают. Для меня ясно, что переживания, возникающие в таких состояниях, представляют собой нормальные составляющие человеческой психики. Вопрос в другом – почему некоторым людям, чтобы погрузиться в глубины своего бессознательного, нужны психоделические вещества или мощные немедикаментозные техники, а у других это возникает спонтанно?

Трансперсональная психология считает, что, когда необычные состояния сознания правильно понимаются и поддерживаются, они могут быть целительными, трансформирующими и эволюционными. Кристина и я называем их «духовными авариями», потому что они представляют собой не только кризис, но и возможность самостоятельно выйти на высший уровень сознания и психологического действия.

— Ваше утверждение, что мистический опыт доступен каждому человеку, вызвало ожесточенные споры…

— Наши достижения в области психоделических исследований и холотропного дыхания убедили нас в том, что способность к мистическим переживаниям является главным правом человека от рождения. В принципе они могут быть у любого человека, только некоторым людям это дается легче, чем другим. Есть люди, которым трудно, несмотря на всё их желание, войти в такие состояния, и они пытаются их вызвать различными способами. Но есть и те, у кого мистические состояния возникают прямо посреди дня, иногда помимо их воли, и им сложно соотнести себя с обычной реальностью. Кстати, ко второй категории принадлежал мой великий предшественник Карл Юнг. Он использовал свою возможность легкого доступа к бессознательному как источнику новой, революционной психологии.

— В своей книге «Психология будущего», выпущенной и в России, Вы опять ставите вопрос о необходимости обсуждения юридических, социальных и медицинских аспектов психоделиков. Такая дискуссия в прошлом году началась в научном сообществе Великобритании. Может быть, стоит ее провести на уровне Всемирной организации здравоохранения, чтобы снять налет тайны с этой темы?
Я считаю, что для специалистов с многолетним опытом очевидна ошибочность такого определения. Исследования показали, что при правильном и контролируемом применении психоделические вещества обладают большим терапевтическим потенциалом, а, с точки зрения психологии, не вызывают привыкания. Тем более, что повсеместно нарастает недовольство официальной психиатрической терапией, сводящейся к стандартному подавлению психических симптомов транквилизаторами. Симптомы подавляются, но основные психологические проблемы не решаются. К тому же, люди становятся все более осведомленными о побочных эффектах- Всемирная организация здравоохранения принимает важное участие в контроле за психоактивными веществами, а все страны-члены ВОЗ обязаны выполнять её рекомендации. Психоделические вещества, в том числе и ЛСД, в настоящее время включены в «Перечень №1» с определением «лекарственный препарат без терапевтической ценности и с высоким потенциалом злоупотребления» применяемых устарелых методов.

Обнадеживает, что в последние годы в научном климате начались перемены. Желание найти альтернативы зашедшим в тупик методам традиционной психиатрии привело к официальному разрешению исследовательских программ психоделической терапии в некоторых центрах США, Швейцарии, Израиля и ряда других стран. Насколько я знаю из статей в западной прессе, в частности, в газете «Гардиан», официально начаты программы исследований методов терапии с использованием ЛСД, псилоцибина, диметилтриптамина (ДМТ), метилен-диокси-метамфетамина (ММДА) и кетамина.

— То есть исследователи возвращаются к опыту исследований 50-х годов прошлого века?

— Я думаю, что западное общество сейчас лучше подготовлено для принятия психоделической терапии, чем полвека назад. Как я помню, тогда вся психотерапия сводилась к вербальному, то есть словесному, общению между врачом и пациентом. Сильные эмоции и активное поведение во время сеанса назывались «внешним выражением подсознательных психических процессов» и оценивались как нарушения правил терапии.

Психоделические же сеансы вызывали психомоторное возбуждение, драматичные эмоции, яркие познавательные перемены. Они походили скорее на кадры из фильмов по антропологии, где рассказывалось о целебных церемониях и ритуалах туземных культур, нежели на то, что традиционно можно было увидеть в кабинете психотерапевта.

Кроме того, многие наблюдения, полученные после психоделических сеансов, ставили под угрозу материалистические представления о человеческой психике и устройстве Вселенной, основанные на ньютновско-декартовской парадигме. Помню, что еще в период работы в Чехословакии один из пациентов Ричард после ЛСД-сеанса сообщил мне, что во время «путешествия» от неких сущностей получил информацию с просьбой передать родственникам некоего Ладислава, что с ним в ином мире всё хорошо. Они продиктовали ему название города Кромериче, что в Моравии, где живут родственники, и даже номер телефона. Я записал эти сведения в медицинскую карту и, как человек тогда ещё материалистических взглядов, оставил их без внимания. Когда же любопытство взяло верх и через пару недель я позвонил по записанному номеру в Кромериче и назвал услышанное пациентом имя, то на той стороне трубки прозвучали рыдания и слова: «Мы потеряли Ладислава три недели назад…»

Да, за последние десятилетия в психотерапии произошла настоящая революция. Были разработаны мощные эмпирические техники, которые придают особое значение глубокой регрессии, прямому выражению сильных эмоций и упражнениям, приводящим к всплеску физической энергии. Среди новых подходов я бы выделил гештальт-практику, биоэнергетику, примитивную терапию, ребёфинг (возрождение через дыхание) и холотропное дыхание. И для врачей, практикующих в этих направлениях, введение психоделики явилось бы не внезапной переменой в практике, а следующим логическим шагом. Надеюсь, что возрождение интереса к психоделическим исследованиям, которые, безусловно, требуют тщательной юридической и медицинской проработки, вернет этот необычный инструмент в руки надежных докторов.

— Но поможет ли это спасти человечество, которое с каждым годом, похоже, все больше и больше, погружается в хаотичную трясину деструктивности, жадности и животных инстинктов?

— Психоделические исследования и опыты с холотропным дыханием, лечение людей, попавших в «духовные аварии», совершенно точно подтвердили учение Юнга о черных и зловещих сторонах человеческой психики. Их Юнг удачно назвал Тенью. Я сам много писал о перинатальных и трансперсональных корнях человеческой жестокости и жадности. В частности, в книге «Психология будущего» есть глава «Эволюция сознания и выживание человека: трансперсональный ракурс глобального кризиса».

На основе многолетних клинических исследований трансперсональная психология пришла к выводу: все аспекты современного мирового кризиса – экономические, политические, военные, религиозные, экологические – имеет один общий знаменатель.

И этот знаменатель таков. Корни человеческой жестокости и жадности лежат глубоко в перинатальной и трансперсональной областях бессознательного. То есть намного глубже, чем классическая психиатрия себе представляет. Традиционные же формы вербальной (словесной) психотерапии оперируют исключительно на уровне послеродовой биографии и не достигают уровня, на котором возникают истинные проблемы. Если же человек выходит на эти уровне спонтанно, в результате «духовной аварии», то его объявляют страдающим психозом и задерживают естественный процесс трансформации применением транквилизаторов.

Вот почему для выживания человеческого вида необходима систематическая работа по духовному раскрытию личности, прежде всего, тех, кто находится в состоянии психодуховной трансформации.

— Станислав, Ваши взгляды на решающую роль духовной, а не животной доминанты в психике человека во многом схожи со взглядами великих русских философов и писателей. Кого бы Вы выделили из них для себя лично? И насколько близки нашему менталитету Ваши революционные идеи, доказывающие полное банкротство чистого материализма?Кажется, что мы вовлечены в страшную гонку за временем, прецедента которой не было в истории человечества. Если мы будем придерживаться старых стратегий, которые чудовищно разрушительны, то род человеческий не выживет уже в этом веке. Нас может спасти только глубокая внутренняя трансформация достаточно большого количества людей, и официальная психология и психиатрия здесь показали свою полную неспособность.

— Когда мы с Кристиной в 1989 году были официально приглашены в Советский Союз, то были потрясены, насколько наши русские коллеги оказались открытыми для новых идей, в том числе и в академических кругах. На встречу с нами люди приехали из дальних мест – из Грузии, из Сибири…Меня очень тронуло, когда ко мне подходили для автографа с переводом «Областей человеческого бессознательного», выпущенного благодаря подпольным типографиям в самиздате. Конечно, поскольку я был воспитан в коммунистической стране, то самиздат для меня не был в диковинку. Но это была же не политическая книга, а чисто научная! Я сохранил такую книгу как дорогой сувенир на память о моем визите в Россию. Но она, к сожалению, сгорела в феврале 2001 года во время пожара в нашем доме вместе со всей моей библиотекой и другим имуществом.

Я думаю, что есть много причин для открытости россиян трансперсональной психологии. И прежде всего, глубокая духовность, свойственная русским людям. Мой близкий друг и выдающийся психолог в России Владимир Майков включил в свою книгу по истории трансперсональной психологии огромное количество людей русского происхождения, сыгравших неоценимую роль в развитии новой науки о человеческой душе. Среди них много известных имён, таких как Елена Блаватская, Георгий Гурджиев, Владимир Соловьев, Николай Бердяев, Лев Толстой и Василий Налимов.

Другую причину растущей популярности трансперсональной психологии в России я вижу в том, что при советской власти психология и психиатрия ограничивались небольшим количеством философски приемлемых подходов, например, основанных на работах Ивана Павлова. Когда старая система пала, возник духовный вакуум, и российские специалисты проявили искренне желание приобщиться к самым последним достижениям в области изучения сознания.

И в отличие от американских университетов, в большинстве которых кафедры психологии и психиатрии в течение многих десятилетий возглавляют консерваторы биологического, неофрейдистского и бихевиористического направлений, в России гораздо более ученых, которые поддерживают трансперсональную психологию. Я это почувствовал и во время поездки в Санкт-Петербург летом 2001 года. Очень надеюсь вскоре вновь побывать в великой России и готов принять участие в самых острых и откровенных дискуссиях на темы изучения человеческого бессознательного, психоделической и холотропной терапии.

Справка:

Станислав Гроф родился 1 июля 1931 года в Праге. С 1956 по 1967 г.г. был практикующим психиатром-клиницистом. В 1961-66 годах возглавлял лабораторию исследований применения ЛСД и других психоделиков для лечения психических расстройств в НИИ психиатрии Минздрава ЧССР. В 1959 году Грофу присуждается премия Кюффнера — награда Академии наук ЧССР «за наиболее выдающийся вклад в области психиатрии».

В 1967 году Станислав Гроф уезжает в США в университет Джона Хопкинса. В 1968-1973 руководит лабораторией исследований психоделиков в Мэрилендском центре психиатрических исследований – единственном месте в США, где официально продолжались исследования с ЛСД.

С 1973 по 1987 годы Станислав Гроф и его жена Кристина работают во всемирно известном Институте Эсален (Биг-Сур, Калифорния), где создают уникальную холотропную психотерапию, основанную на особых техниках дыхания, работы с телом и специально подобранной музыке. В настоящее время Гроф проводит тренинги по холотропному дыханию, выступает с лекциями, принимает активное участие в работе Международной Трансперсональной Ассоциации.

Огромную известность Станиславу Грофу принесли его научные труды — «Области человеческого бессознательного», «За пределами мозга», «Путешествие в поисках себя», «Психология будущего» и другие.. В мировом бестселлере «Человек перед лицом смерти» (совместно с Джоан Халифакс) Гроф обнародовал клинические данные о мистических озарениях, которые были зафиксированы у смертельно больных раком во время сеансов с ЛСД-25. Эта книга оказалась в центре внимания многих религиозных деятелей – так, ссылки на неё имеются в знаменитой книге крупнейшего православного мыслителя отца Серафима (Роуза) «Душа после смерти».

Впервые в нашей стране Гроф побывал в 1963 году, приезжал и в 70-е годы, чтобы ознакомиться с исследованиями неврозов у обезьян в Сухумском питомнике. Но настоящей сенсацией стал приезд супругов Гроф в апреле 1989 года по приглашению Минздрава СССР. В Психоэндокринологическом центре на Арбате Станислав и Кристина прочли лекции по холотропному дыханию перед тысячами поклонников своих идей, которые съехались со всего Союза. Тогда же издательство АН СССР выпустило ряд книг Грофа тиражом 500 экземпляров. В настоящее время на русском языке выпущены практически все труды ученого, за исключением «ЛСД-психотерапии». Телеканал ТНТ заканчивает работу над четырехсерийным документальным фильмом о жизни и работах великого новатора, который увидит свет в этом году.

От редакции: Обращаем внимание , что психоактивные вещества, упоминаемые Станиславом Грофом (ЛСД, псилоцибин, ДМТ,МДМА и кетамин), в настоящее время официально запрещены на международном уровне для производства, распространения и употребления в любом качестве. Согласно данным и выводам официальной медицины, употребление данных веществ, в особенности бесконтрольное, представляет угрозу здоровью человека, может стать причиной психических расстройств и деструктивного поведения.

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.

www.cluber.com.ua

книги автора, матрицы и основные идеи

Сочетание слов «измененное состояние сознания» вызывает какое-то волнение и трепет, как и имя человека, который посвятил свою жизнь таким исследованиям. Речь идет о знаменитом основателе трансперсональной психологии по имени Станислав Гроф.

Биографическая справка

Родился он в Праге в 1931 году. Получил высшее медицинское образование, двадцать лет изучал психоактивные вещества и их использование в психотерапии. Эти знания изложены в книге «ЛСД психотерапия».

С 1967 года Станислав жил и работал в Америке. В 1975 году он знакомится со своей будущей женой, это дает старт новым открытиям. В связи с запретом психоделических препаратов был разработан альтернативный метод погружения в состояние измененного сознания – холотропное дыхание. Вместе они начинают проводить сеансы. Затем Станислав Гроф начинает вести работу по подготовке трансперсональных психологов, читает лекции и ведет семинары по всему миру.

Что такое трансперсональная психология?

Объектом интереса этого направления психологии стали переживания особого рода, которые называют духовным миром человека. Они условно подразделены на две группы: входящие в «объективную» реальность и выходящие за ее пределы. К первой группе относятся: переживания ребенка в период внутриутробного развития, опыт предков, феномены предвидения, воспоминания о прошлых воплощениях и многое другое. Ко второй группе относят опыт медиумов и духовный опыт.

Особенность этого направления в том, что оно активно использует идеи философии, религиозных учений, социологии и других наук.

Большинство научных сообществ не признают трансперсональную психологию, считают, что у нее нет научных оснований, а эффективность ее методов крайне сомнительна.

Расширенная карта сознания

До Грофа в психологии считалось, что новорожденный ребенок – это чистый лист. У него нет ни воспоминаний, ни опыта. Однако на сеансах ученого выяснилось, что люди помнят и рождение, и период внутриутробного развития, способны покидать пределы своего тела, сливаться с сознанием других живых существ, даже со Вселенной и планетой.

На основании исследований было выделено три уровня сознания:

  • Биографический, то есть содержащий информацию с момента рождения.
  • Перинатальный, охватывающий внутриутробное развитие и рождение.
  • Трансперсональный.

В эту карту включены не только западные теории, но и те, что содержат духовные учения Востока. Также Гроф выявил взаимосвязь между уровнем осознанности и доступным человеку уровнем энергии.

Идея холотропного дыхания

Приобрести популярность не только в узких кругах специалистов, но и у людей, интересующихся психологией в личных целях, помогло холотропное дыхание. Это техника, которую создал Станислав Гроф. Холотропное дыхание было разработано ученым совместно с его супругой для того, чтобы получить альтернативу ЛСД, который был запрещен. Однако существуют точки зрения, что аналогичные дыхательные техники использовались давно, например в практике йоги для достижения высшего состояния – самадхи.

Методика подвергается критике. Считается, что гипоксия вызывает разрушение клеток головного мозга, поэтому опасна. Сторонники же утверждают, что переживания, которые испытывает человек во время сеанса, целительны. Это позволяет выводить из глубин бессознательного эмоции и неприятные переживания, которые не являются осознанными, а потому продолжают беспокоить человека и проявляться как различные симптомы.

Суть метода

Холотропное дыхание – это метод, суть которого в том, чтобы создать ситуацию гипервентиляции легких за счет техники частого дыхания. Такой способ устраняет из крови человека углекислый газ, создает ситуацию кислородного голодания, на что мозг реагирует измененным состоянием сознания. Считается, что при этом активизируется бессознательное, поднимаются на поверхность вытесненные переживания в виде галлюцинаций.

В сеансе участвуют два человека. Один — холонавт, он дышит, другой — ситтер, его роль — помогать и наблюдать. Затем в паре меняются местами. У техники есть длинный перечень противопоказаний.

Базовые перинатальные матрицы

Это еще одна теория, автором которой является Станислав Гроф. Матрицы – это модель, которая описывает состояние психики человека в период внутриутробного развития и рождения. Эта теория утверждает, что, проживая период внутриутробного развития, а затем момент рождения, человек получает особый опыт, который оказывает влияние на всю последующую жизнь, а также может явиться причиной психических расстройств.

Первая матрица, названная «амниотической вселенной», относится к периоду, когда эмбрион находится в утробе матери, воспринимает ее как свою вселенную. Это статическая матрица. Если беременность была легкой, то матрица наполняется ощущением покоя и радости. Какие-либо осложнения во время беременности добавляют в матрицу негативные элементы (метафора рая).

Вторая матрица соответствует периоду схваток перед родами. Выхода еще нет, но кислорода и питательных веществ уже не хватает (метафора безысходности).

Третья матрица относится к периоду потуг в родах. Плод постепенно продвигается по родовому каналу, это становится первым в жизни опытом преодоления (метафора борьбы).

Четвертая матрица связана с самим рождением и первыми моментами, которые ребенок переживает сразу после него. Это окончательная потеря связи с телом матери, первый вдох, ощущение света и другие (метафора возрождения).

Теория матриц тоже подверглась активной критике в научных кругах. Однако есть исследования, которые проводились отдельно и с другими целями, но они подтвердили то, что течение беременности и родов действительно оказывает влияние на психическое развитие человека.

Работы Станислава Грофа

Если вам понравились идеи, которые высказывал Станислав Гроф, книги – один из способов познакомиться с ними ближе. На русском языке можно найти 18 его работ. Всего же его книги опубликованы на 16 языках. Какой работой больше всего гордится Станислав Гроф? «Холотропное сознание» — одна из самых популярных его книг. В ней он подробно излагает свои теории, подтверждая яркими историями из клинической практики.

Еще одна интересная книга, которую написал Станислав Гроф, – «За пределами мозга». В ней он не только описывает свои научные теории, но и критикует тех, кто не принимает идей расширения человеческого сознания и называет психически больными тех, кто испытал подобный опыт. В книге, которую написал Станислав Гроф («За пределами мозга»), рассматриваются также многие поступки знаменитых людей и политических деятелей с точки зрения влияния на них родовой травмы. Такие шедевры должен прочитать каждый.

Вас заинтересовал Станислав Гроф? Книги его обязательно расскажут больше о всех методах работы, исследованиях.

fb.ru

Матрицы Грофа. Читать будущим матерям

Статью писала не я, но по моему заказу)). читать будущим родителям, а также всем.
)))

На минуту отложите все дела, закройте глаза и попробуйте вспомнить свои первые детские воспоминания. Сколько лет вам было? Что вы помните? </span></p>

 

Станислав Гроф, один из основателей трансперсональной психологии и теории перинатальных матриц, считает, что в глубинах  подсознания хранятся воспоминания о нашей внутриутробной жизни, развитии, обо всех этапах родов.

Мы помним не только телесные ощущения, но и эмоции высокой интенсивности и накала. Эти воспоминания отставляют в психике — бессознательном —  глубочайший след, оказывающий влияние на дальнейшую судьбу: формирующий поведенческие паттерны, отношение к миру, к себе, к окружающим людям и даже предрасположенность к заболеваниям.

Иногда мы ловим себя на ощущении, что «наступаем на одни и те же грабли», «бегаем по кругу», из которого сложно вырваться, иногда нас охватывают странные необъяснимые чувства и смутные образы… И мы не понимаем — что происходит, откуда это? Зачастую причина может крыться в таинстве рождения.

«Когда  в  ходе углубленного самоисследования мы возвращаемся к переживанию своего рождения, мы  обнаруживаем, что воскрешение в памяти каждой стадии родов связывается с различными эмпирическими моделями, которые характеризуются особым сочетанием эмоций, физических ощущений и  символических  образов. Я называю эти  модели базовыми перинатальными матрицами.» (с) С. Гроф.

Гроф выделяет четыре базовые перинатальные матрицы.

Хочется отметить, что теория перинатальных матриц не считается сейчас научной, так как не получено экспериментальных данных, ее подтверждающих.

 

Стадии развития и родов и соответствие их базовым перинатальным матрицам (БПМ)

БПМ 1, «Матрица наивности». Формируется с момента зачатия и продолжается всю беременность до первой схватки.

БПМ 2, «Матрица жертвы». Формируется с первой схватки до полного раскрытия шейки матки, в норме длится 4-5 часов (до 10 при первых родах)

БПМ 3, «Матрица борьбы». Формируется с момента полного раскрытия шейки матки до рождения ребенка, длится от 20 минут до 2 часов при первых родах.

БПМ 4, «Матрица свободы». Формируется с момента рождения ребенка и длится до 3-9 суток.

 

Рассмотрим подробно развитие человека от зачатия до первых дней жизни.

 

БПМ 1. «Матрица наивности», «Матрица Рая».

 

Это матрица единства ребенка и матери. Весь мир, вся вселенная для ребенка в течение девяти месяцев беремености — это матка. Ребенок находится в ней в состоянии защищенности, при идеальной комфортной температуре, всегда сытый, в удобной расслабленной позе. Все его потребности удовлетворяются. Это океанические переживания полной безмятежности и спокойствия.

При нормально протекающей беременности и если ребенок желанный — формируется умение принимать себя,  радоваться, расслабляться, развиваться, ощущение себя частью природы.

Травмы БПМ 1.

Угроза аборта, выкидыша, токсикоз и заболевания мамы формируют страх смерти, ощущение ненужности, неумении расслабиться. » Я никому не нужен», «Если я расслаблюсь — я погибну или заболею». У нежеланного ребенка может заложиться чувство вины за сам факт своего существования, боль о того, что его не принимают таким, какой он есть.

 

 

БПМ 2. «Матрица жертвы», «Выхода нет», «Изгнание из Рая»

 

Начинается с момента первой схватки до раскрытия шейки матки.

Комфортная среда, весь любящий и безопасный мир ребенка вдруг неожиданно становится агрессивным — начинает сжиматься, больно сдавливать и «убивать».  И деться некуда, выхода нет. Ребенок попадает в ситуацию угрозы и ужаса, безысходности, безнадежности. Считается, что на этой стадии родов закладывается, умение ждать и терпеть в сложных ситуациях, страх смерти, чувство вины.

Травмы БПМ 2

Короткая матрица или ее отсутствие.

Возникает при кесаревом сечении или быстрых родах. У человека формируется нетерепеливость, неумение доводить дело до конца и бороться, ощущение того, что все проблемы можно решать быстро. «Никогда не нужно прикладывать усилий». Люди с недостаточной БПМ 2 склонны опускать руки, когда что-то не получается с первой попытки, у них нет настойчивости в достижении целей.

Длинная матрица.

Возникает при длительных родах и формирует роль жертвы. Человек по жизни часто может оказываться в ситуациях, где на него оказывают давление и обычно не сопротивляется, а терпит.  Люди с травмированной 2 матрицей зачастую живут с ощущением «попадания в ловушку» или под лозунгом «выхода нет, но надо терпеть».

 

БПМ 3. «Матрица борьбы», «Выход есть»

 

Начинается с момента откртытия матки до появления на свет. Мать и ребенок действуют совместно: они оба толкаются и борятся ради общей цели.

В этой стадии у ребенка в сдавливающем и убивающем его мире появляется выход. Тело,  девять месяцев находившееся в «позе эмбриона»  в состоянии легкости и невесомости,  подвергается сильнейшему сдавливанию, гипоксии,  непривычно выгибается во время прохождения через родовой канал. Этот первый в жизни  путь  — на свободу — «путь героя», полон боли,  усилий и страдания. Но также он полон и надежды. В этой матрице закладывается агрессия, умение бороться, целеустремленность, выра в себя:  «я могу!», смелость, чувство брезгливости и отвращения. Так же на этом этапе закладывается сексуальность.

Травмы БПМ 3

Короткая матрица. Формируется неумение бороться, отстаивать свои интересы. Человек склонен ожидать помощи в решении проблем со стороны — «волшебного пендаля» — при выталкивании ребенка акушерами. Если ребенок родился с применением щипцов — это может привести к паттерну «помощь принимать опасно» и человек будет от нее отказываться.

Длинная матрица. Слишком затянувшаийся период родов формирует дивиз «жизнь — борьба». Такие люди находят ситуации, где необходимо с кем-то бороться, они не ощущают легкости бытия, радости простых решений.

 

БПМ 4. «Матрица свободы», «Возвращение Рая»

Ребенок, после длительных и сложных переживаний, оказывается на свободе.  Основной лейтмотив четвертой матрицы — свобода после усилий. В некотором смысле четвертая матрица это мистическое переживание смерти и возрождения: человек, существоваший в безмятежной «вселенной матки» умирает и возрождается в совершенно новом качесте. Контакт с новым миром — огромный стресс. С одной стороны, ужас убивающего давления прекратился. Но с другой — он оказывается во враждебном и, главное, непривычном мире. Здесь другая температура, удушье перед первым вдохом, здесь нет околоплодных вод и происходит первое столкновение с гравитацией, здесь беспомощность. На этом этапе очень важно, чтобы ребенок сразу очутился в руках у матери и почувствовал защищенность и тепло, знакомый запах. Это — возвращение Рая, примирение с новым незнакомым миром.

Травмы БПМ 4.

Ребенок разлучен с матерью сразу после родов. После трудностей родов, после «пути героя» ребенок попадает в агрессивную среду: его начинают взвешивать, мыть, обмерять, кладут на холодный стол. В этом случае формируется паттерн «Все было напрасно. Зачем прилагать усилия, если все кончается так плохо?» — человек не видит смысла в действиях, так как они «ни к чему хорошему не приводят». Свобода такими людьми может расцениваться не как ценность, а как одиночество и холод.

 

 

Нарушения в базовых перинатальных матрицах можно и желательно корректировать! Любовь, принятие, внимание, некоторые специальные методы воспитания в первые годы жизни ребенка  в значительной степени компенсируют травматичные последствия.

Взрослые, желающие заглянуть в тайну своего рождения и проработать негативные последствия, могут использовать методики холотропного дыхания.

 

 

glupye-mamy.livejournal.com

Станислав Гроф: «Людьми управляют матрицы»

Интересная статья отсюда

В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, в ряду крупнейших новаторов науки о тайнах человеческой души. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица». Всемирно известный учёный дал «Правде.Ру» эксклюзивное интервью.
0 комментариев 260 поделились

— Уважаемый Станислав, позвольте поблагодарить Вас, что в год своего 75-летия Вы нашли время для столь серьезного и масштабного разговора с нами. Ещё Карл Юнг утверждал, что психика младенца не является « tabula rasa ». Вы на основе многолетних клинических исследований пришли к выводу, что наше бессознательное содержит перинатальные (то есть дородовые) и трансперсональные области. Но почему же официальная медицина игнорирует эти открытия?

— Современные исследования в области сознания принесли массу доказательств того, что модели человеческой психики, доминирующие сегодня в официальной психологии и психиатрии, поверхностны и неадекватны. На основе многолетних данных психоделических исследований мне пришлось создать чрезвычайно расширенную модель психики путем добавления двух больших областей – перинатальной и трансперсональной.

Перинатальная область относится к воспоминаниям о внутриутробной жизни и биологическом рождении. Эта область состоит из четырех базовых перинатальных матриц, соответствующих четырем стадиям родов — от блаженного покоя в матке до появления на свет. Трансперсональная сфера содержит опыт отождествления с другими людьми, другими биологическими видами, эпизоды из жизни наших предков, как людей, так и животных, а также историческое коллективное бессознательное, как его трактовал Юнг.

Моя картография психики имеет огромное сходство со взглядами Юнга, за исключением фундаментальной вещи. Я был удивлен и разочарован тем, что Юнг яростно отрицал, что биологическое рождение имеет какое-то психологическое значение, что оно является главной психотравмой. Даже незадолго до смерти в одном из интервью Юнг отрицал всякую возможность такого значения.

Традиционные психиатры, и в Америке, и у вас прекрасно знают о существовании перинатального и трансперсонального опытов, поскольку они спонтанно проявляются у некоторых пациентов. Но, в отличие от меня, эти медики не считают их нормальной составляющей человеческой психики, а рассматривают как результаты неизвестных патологических процессов, поражающих мозг. То есть людей, чье бессознательное вышло на перинатальный и трансперсональный уровни, считаютстрадающими психозом, психически больными.

Сопротивление значительной части академических кругов открытиям современных исследований сознания понятно. Новые революционные данные требуют радикального пересмотра всего психологического и психиатрического мышления, аналогичного тому, через что пришлось пройти физикам в начале ХХ века, когда они перешли от ньютоновского понимания материи к квантово-релятивистской картине мира. Новые сведения в области исследований сознания ставят под вопрос основные философские положения западной науки, подрывают ее материалистическую направленность. Основанная на клинических данных, трансперсональная психология предлагает мировоззрение, сходное с мировоззрением великих мировых религий и восточных духовных философий.

— А помните ли вы свой первый трансперсональный опыт?

— Он был настолько необычным и поразительным, что его просто невозможно забыть. Это произошло в ноябре 1956 года в лаборатории чешского НИИ психиатрии, когда я добровольцем принимал участие в ЛСД-сеансе. Замысел эксперимента заключался в воздействии мощной стробоскопической лампой в момент кульминации моих ЛСД-ощущений. Моё сознание оставило тело, и все границы Вселенной растворились. Я испытал внушающий и по сей день трепет опыт Космического Разума, перестал быть отдельным существом и стал самим Мирозданием.

Этот опыт я описываю в своей книге «Когда невозможное становится возможным. Приключения в необычных реалиях», скоро выходящей в русском переводе. Опыт полувековой давности был настолько сильным, что на всю жизнь вызвал у меня интерес к необычным состояниям сознания. Конечно, он не смог тогда сразу разрушить мое материалистическое мировоззрение, которое было привито учёбой в коммунистической Чехословакии. Потребовались годы ежедневных наблюдений во время психоделических сеансов, как и моих собственных, так и пациентов, а позже и на сеансах холотропного дыхания и немедикаметозных методов терапии, разработанных мною вместе с

Кристиной. Сегодня, повторю, я абсолютно убежден – современная система взглядов и понятий нуждается в радикальном пересмотре.

— После двадцатилетних официальных исследований, которые проводились и в СССР Марией Телашевской, психоделики были запрещены. Вас не смущают упреки, что необычные состояния сознания, в которых проявляются перинатальные и трансперсональные уровни, связаны с психоактивными веществами?

— Я много лет думал, что для необычных состояний сознания необходимы сильные психоактивные вещества, такие как ЛСД . И был удивлен, когда обнаружил, насколько глубокое воздействие на психику имеют такие простые методы, как более быстрое дыхание или вызывающая воспоминания музыка. Но ведь шаманы и аборигенные культуры знали это тысячелетиями и использовали священные технологии в целительной, ритуальной и духовной практиках. Научные наблюдения, в том числе и антропологов, показали, что разрыв между т.н. «нормальным состоянием сознания» и необычным состоянием не так велик, как было принято думать. Более того, у многих людей такие состояния могут быть спонтанными, возникать прямо посреди повседневной жизни.

-Но ведь традиционная психиатрия по-прежнему рассматривает такие состояния как психоз, требующий, в основном, медикаментозного лечения?

— В этом суть проблемы. Когда мы осознаем, что перинатальный и трансперсональный опыты – нормальная часть человеческой психики, то начнем совершенно по-другому задавать вопросы о таких эпизодах и отвечать на них. Ведь вопрос ныне заключается не в том, как мозг порождает необычные переживания и какие якобы патологические процессы их вызывают. Для меня ясно, что переживания, возникающие в таких состояниях, представляют собой нормальные составляющие человеческой психики. Вопрос в другом – почему некоторым людям, чтобы погрузиться в глубины своего бессознательного, нужны психоделические вещества или мощные немедикаментозные техники, а у других это возникает спонтанно?

Трансперсональная психология считает, что, когда необычные состояния сознания правильно понимаются и поддерживаются, они могут быть целительными, трансформирующими и эволюционными. Кристина и я называем их «духовными авариями», потому что они представляют собой не только кризис, но и возможность самостоятельно выйти на высший уровень сознания и психологического действия.

— Ваше утверждение, что мистический опыт доступен каждому человеку, вызвало ожесточенные споры…

— Наши достижения в области психоделических исследований и холотропного дыхания убедили нас в том, что способность к мистическим переживаниям является главным правом человека от рождения. В принципе они могут быть у любого человека, только некоторым людям это дается легче, чем другим. Есть люди, которым трудно, несмотря на всё их желание, войти в такие состояния, и они пытаются их вызвать различными способами. Но есть и те, у кого мистические состояния возникают прямо посреди дня, иногда помимо их воли, и им сложно соотнести себя с обычной реальностью. Кстати, ко второй категории принадлежал мой великий предшественник Карл Юнг. Он использовал свою возможность легкого доступа к бессознательному как источнику новой, революционной психологии.

— В своей книге «Психология будущего», выпущенной и в России, Вы опять ставите вопрос о необходимости обсуждения юридических, социальных и медицинских аспектов психоделиков. Такая дискуссия в прошлом году началась в научном сообществе Великобритании. Может быть, стоит ее провести на уровне Всемирной организации здравоохранения, чтобы снять налет тайны с этой темы?

— Всемирная организация здравоохранения принимает важное участие в контроле за психоактивными веществами, а все страны-члены ВОЗ обязаны выполнять её рекомендации. Психоделические вещества, в том числе и ЛСД, в настоящее время включены в «Перечень №1» с определением «лекарственный препарат без терапевтической ценности и с высоким потенциалом злоупотребления».

Я считаю, что для специалистов с многолетним опытом очевидна ошибочность такого определения. Исследования показали, что при правильном и контролируемом применении психоделические вещества обладают большим терапевтическим потенциалом, а, с точки зрения психологии, не вызывают привыкания. Тем более, что повсеместно нарастает недовольство официальной психиатрической терапией, сводящейся к стандартному подавлению психических симптомов транквилизаторами. Симптомы подавляются, но основные психологические проблемы не решаются. К тому же, люди становятся все более осведомленными о побочных эффектах

Обнадеживает, что в последние годы в научном климате начались перемены. Желание найти альтернативы зашедшим в тупик методам традиционной психиатрии привело к официальному разрешению исследовательских программ психоделической терапии в некоторых центрах США, Швейцарии, Израиля и ряда других стран. Насколько я знаю из статей в западной прессе, в частности, в газете «Гардиан», официально начаты программы исследований методов терапии с использованием ЛСД, псилоцибина, диметилтриптамина (ДМТ), метилен-диокси-метамфетамина (ММДА) и кетамина.

— То есть исследователи возвращаются к опыту исследований 50-х годов прошлого века?

— Я думаю, что западное общество сейчас лучше подготовлено для принятия психоделической терапии, чем полвека назад. Как я помню, тогда вся психотерапия сводилась к вербальному, то есть словесному, общению между врачом и пациентом. Сильные эмоции и активное поведение во время сеанса назывались «внешним выражением подсознательных психических процессов» и оценивались как нарушения правил терапии.

Психоделические же сеансы вызывали психомоторное возбуждение, драматичные эмоции, яркие познавательные перемены. Они походили скорее на кадры из фильмов по антропологии, где рассказывалось о целебных церемониях и ритуалах туземных культур, нежели на то, что традиционно можно было увидеть в кабинете психотерапевта.

Кроме того, многие наблюдения, полученные после психоделических сеансов, ставили под угрозу материалистические представления о человеческой психике и устройстве Вселенной, основанные на ньютновско-декартовской парадигме. Помню, что еще в период работы в Чехословакии один из пациентов Ричард после ЛСД-сеанса сообщил мне, что во время «путешествия» от неких сущностей получил информацию с просьбой передать родственникам некоего Ладислава, что с ним в ином мире всё хорошо. Они продиктовали ему название города Кромериче, что в Моравии, где живут родственники, и даже номер телефона. Я записал эти сведения в медицинскую карту и, как человек тогда ещё материалистических взглядов, оставил их без внимания. Когда же любопытство взяло верх и через пару недель я позвонил по записанному номеру в Кромериче и назвал услышанное пациентом имя, то на той стороне трубки прозвучали рыдания и слова: «Мы потеряли Ладислава три недели назад…»

Да, за последние десятилетия в психотерапии произошла настоящая революция. Были разработаны мощные эмпирические техники, которые придают особое значение глубокой регрессии, прямому выражению сильных эмоций и упражнениям, приводящим к всплеску физической энергии. Среди новых подходов я бы выделил гештальт-практику, биоэнергетику, примитивную терапию, ребёфинг (возрождение через дыхание) и холотропное дыхание. И для врачей, практикующих в этих направлениях, введение психоделики явилось бы не внезапной переменой в практике, а следующим логическим шагом. Надеюсь, что возрождение интереса к психоделическим исследованиям, которые, безусловно, требуют тщательной юридической и медицинской проработки, вернет этот необычный инструмент в руки надежных докторов.

— Но поможет ли это спасти человечество, которое с каждым годом, похоже, все больше и больше, погружается в хаотичную трясину деструктивности, жадности и животных инстинктов?

— Психоделические исследования и опыты с холотропным дыханием, лечение людей, попавших в «духовные аварии», совершенно точно подтвердили учение Юнга о черных и зловещих сторонах человеческой психики. Их Юнг удачно назвал Тенью. Я сам много писал о перинатальных и трансперсональных корнях человеческой жестокости и жадности. В частности, в книге «Психология будущего» есть глава «Эволюция сознания и выживание человека: трансперсональный ракурс глобального кризиса».

На основе многолетних клинических исследований трансперсональная психология пришла к выводу: все аспекты современного мирового кризиса – экономические, политические, военные, религиозные, экологические – имеет один общий знаменатель.

И этот знаменатель таков. Корни человеческой жестокости и жадности лежат глубоко в перинатальной и трансперсональной областях бессознательного. То есть намного глубже, чем классическая психиатрия себе представляет. Традиционные же формы вербальной (словесной) психотерапии оперируют исключительно на уровне послеродовой биографии и не достигают уровня, на котором возникают истинные проблемы. Если же человек выходит на эти уровне спонтанно, в результате «духовной аварии», то его объявляют страдающим психозом и задерживают естественный процесс трансформации

Вот почему для выживания человеческого вида необходима систематическая работа по духовному раскрытию личности, прежде всего, тех, кто находится в состоянии психодуховной трансформации.

Кажется, что мы вовлечены в страшную гонку за временем, прецедента которой не было в истории человечества. Если мы будем придерживаться старых стратегий, которые чудовищно разрушительны, то род человеческий не выживет уже в этом веке. Нас может спасти только глубокая внутренняя трансформация достаточно большого количества людей, и официальная психология и психиатрия здесь показали свою полную неспособность.

— Станислав, Ваши взгляды на решающую роль духовной, а не животной доминанты в психике человека во многом схожи со взглядами великих русских философов и писателей. Кого бы Вы выделили из них для себя лично? И насколько близки нашему менталитету Ваши революционные идеи, доказывающие полное банкротство чистого материализма?

— Когда мы с Кристиной в 1989 году были официально приглашены в Советский Союз, то были потрясены, насколько наши русские коллеги оказались открытыми для новых идей, в том числе и в академических кругах. На встречу с нами люди приехали из дальних мест – из Грузии, из Сибири…Меня очень тронуло, когда ко мне подходили для автографа с переводом «Областей человеческого бессознательного», выпущенного благодаря подпольным типографиям в самиздате. Конечно, поскольк

digitall-angell.livejournal.com

Станислав Гроф: Людьми управляют матрицы

Экология сознания: В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица»

В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, в ряду крупнейших новаторов науки о тайнах человеческой души. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица». Всемирно известный учёный дал «Правде.Ру» эксклюзивное интервью.

— Уважаемый Станислав, позвольте поблагодарить Вас, что в год своего 75-летия Вы нашли время для столь серьезного и масштабного разговора с нами. Ещё Карл Юнг утверждал, что психика младенца не является « tabula rasa ». Вы на основе многолетних клинических исследований пришли к выводу, что наше бессознательное содержит перинатальные (то есть дородовые) и трансперсональные области. Но почему же официальная медицина игнорирует эти открытия?

— Современные исследования в области сознания принесли массу доказательств того, что модели человеческой психики, доминирующие сегодня в официальной психологии и психиатрии, поверхностны и неадекватны. На основе многолетних данных психоделических исследований мне пришлось создать чрезвычайно расширенную модель психики путем добавления двух больших областей – перинатальной и трансперсональной.

Перинатальная область относится к воспоминаниям о внутриутробной жизни и биологическом рождении. Эта область состоит из четырех базовых перинатальных матриц, соответствующих четырем стадиям родов — от блаженного покоя в матке до появления на свет. Трансперсональная сфера содержит опыт отождествления с другими людьми, другими биологическими видами, эпизоды из жизни наших предков, как людей, так и животных, а также историческое коллективное бессознательное, как его трактовал Юнг.

Моя картография психики имеет огромное сходство со взглядами Юнга, за исключением фундаментальной вещи. Я был удивлен и разочарован тем, что Юнг яростно отрицал, что биологическое рождение имеет какое-то психологическое значение, что оно является главной психотравмой. Даже незадолго до смерти в одном из интервью Юнг отрицал всякую возможность такого значения.

Традиционные психиатры, и в Америке, и у вас прекрасно знают о существовании перинатального и трансперсонального опытов, поскольку они спонтанно проявляются у некоторых пациентов. Но, в отличие от меня, эти медики не считают их нормальной составляющей человеческой психики, а рассматривают как результаты неизвестных патологических процессов, поражающих мозг. То есть людей, чье бессознательное вышло на перинатальный и трансперсональный уровни, считаютстрадающими психозом, психически больными.

— А помните ли вы свой первый трансперсональный опыт?Сопротивление значительной части академических кругов открытиям современных исследований сознания понятно. Новые революционные данные требуют радикального пересмотра всего психологического и психиатрического мышления, аналогичного тому, через что пришлось пройти физикам в начале ХХ века, когда они перешли от ньютоновского понимания материи к квантово-релятивистской картине мира. Новые сведения в области исследований сознания ставят под вопрос основные философские положения западной науки, подрывают ее материалистическую направленность. Основанная на клинических данных, трансперсональная психология предлагает мировоззрение, сходное с мировоззрением великих мировых религий и восточных духовных философий.

— Он был настолько необычным и поразительным, что его просто невозможно забыть. Это произошло в ноябре 1956 года в лаборатории чешского НИИ психиатрии, когда я добровольцем принимал участие в ЛСД-сеансе. Замысел эксперимента заключался в воздействии мощной стробоскопической лампой в момент кульминации моих ЛСД-ощущений. Моё сознание оставило тело, и все границы Вселенной растворились. Я испытал внушающий и по сей день трепет опыт Космического Разума, перестал быть отдельным существом и стал самим Мирозданием.

Этот опыт я описываю в своей книге «Когда невозможное становится возможным. Приключения в необычных реалиях», скоро выходящей в русском переводе. Опыт полувековой давности был настолько сильным, что на всю жизнь вызвал у меня интерес к необычным состояниям сознания. Конечно, он не смог тогда сразу разрушить мое материалистическое мировоззрение, которое было привито учёбой в коммунистической Чехословакии. Потребовались годы ежедневных наблюдений во время психоделических сеансов, как и моих собственных, так и пациентов, а позже и на сеансах холотропного дыхания и немедикаметозных методов терапии, разработанных мною вместе с Кристиной. Сегодня, повторю, я абсолютно убежден – современная система взглядов и понятий нуждается в радикальном пересмотре.

— После двадцатилетних официальных исследований, которые проводились и в СССР Марией Телашевской, психоделики были запрещены. Вас не смущают упреки, что необычные состояния сознания, в которых проявляются перинатальные и трансперсональные уровни, связаны с психоактивными веществами?

— Я много лет думал, что для необычных состояний сознания необходимы сильные психоактивные вещества, такие как ЛСД . И был удивлен, когда обнаружил, насколько глубокое воздействие на психику имеют такие простые методы, как более быстрое дыхание или вызывающая воспоминания музыка. Но ведь шаманы и аборигенные культуры знали это тысячелетиями и использовали священные технологии в целительной, ритуальной и духовной практиках. Научные наблюдения, в том числе и антропологов, показали, что разрыв между т.н. «нормальным состоянием сознания» и необычным состоянием не так велик, как было принято думать. Более того, у многих людей такие состояния могут быть спонтанными, возникать прямо посреди повседневной жизни.

-Но ведь традиционная психиатрия по-прежнему рассматривает такие состояния как психоз, требующий, в основном, медикаментозного лечения?

— В этом суть проблемы. Когда мы осознаем, что перинатальный и трансперсональный опыты – нормальная часть человеческой психики, то начнем совершенно по-другому задавать вопросы о таких эпизодах и отвечать на них. Ведь вопрос ныне заключается не в том, как мозг порождает необычные переживания и какие якобы патологические процессы их вызывают. Для меня ясно, что переживания, возникающие в таких состояниях, представляют собой нормальные составляющие человеческой психики. Вопрос в другом – почему некоторым людям, чтобы погрузиться в глубины своего бессознательного, нужны психоделические вещества или мощные немедикаментозные техники, а у других это возникает спонтанно?

 

Трансперсональная психология считает, что, когда необычные состояния сознания правильно понимаются и поддерживаются, они могут быть целительными, трансформирующими и эволюционными. Кристина и я называем их «духовными авариями», потому что они представляют собой не только кризис, но и возможность самостоятельно выйти на высший уровень сознания и психологического действия.

— Ваше утверждение, что мистический опыт доступен каждому человеку, вызвало ожесточенные споры…

— Наши достижения в области психоделических исследований и холотропного дыхания убедили нас в том, что способность к мистическим переживаниям является главным правом человека от рождения. В принципе они могут быть у любого человека, только некоторым людям это дается легче, чем другим. Есть люди, которым трудно, несмотря на всё их желание, войти в такие состояния, и они пытаются их вызвать различными способами. Но есть и те, у кого мистические состояния возникают прямо посреди дня, иногда помимо их воли, и им сложно соотнести себя с обычной реальностью. Кстати, ко второй категории принадлежал мой великий предшественник Карл Юнг. Он использовал свою возможность легкого доступа к бессознательному как источнику новой, революционной психологии.

— В своей книге «Психология будущего», выпущенной и в России, Вы опять ставите вопрос о необходимости обсуждения юридических, социальных и медицинских аспектов психоделиков. Такая дискуссия в прошлом году началась в научном сообществе Великобритании. Может быть, стоит ее провести на уровне Всемирной организации здравоохранения, чтобы снять налет тайны с этой темы?

Я считаю, что для специалистов с многолетним опытом очевидна ошибочность такого определения. Исследования показали, что при правильном и контролируемом применении психоделические вещества обладают большим терапевтическим потенциалом, а, с точки зрения психологии, не вызывают привыкания. Тем более, что повсеместно нарастает недовольство официальной психиатрической терапией, сводящейся к стандартному подавлению психических симптомов транквилизаторами. Симптомы подавляются, но основные психологические проблемы не решаются. К тому же, люди становятся все более осведомленными о побочных эффектах- Всемирная организация здравоохранения принимает важное участие в контроле за психоактивными веществами, а все страны-члены ВОЗ обязаны выполнять её рекомендации. Психоделические вещества, в том числе и ЛСД, в настоящее время включены в «Перечень №1» с определением «лекарственный препарат без терапевтической ценности и с высоким потенциалом злоупотребления» применяемых устарелых методов.

Обнадеживает, что в последние годы в научном климате начались перемены. Желание найти альтернативы зашедшим в тупик методам традиционной психиатрии привело к официальному разрешению исследовательских программ психоделической терапии в некоторых центрах США, Швейцарии, Израиля и ряда других стран. Насколько я знаю из статей в западной прессе, в частности, в газете «Гардиан», официально начаты программы исследований методов терапии с использованием ЛСД, псилоцибина, диметилтриптамина (ДМТ), метилен-диокси-метамфетамина (ММДА) и кетамина.

— То есть исследователи возвращаются к опыту исследований 50-х годов прошлого века?

— Я думаю, что западное общество сейчас лучше подготовлено для принятия психоделической терапии, чем полвека назад. Как я помню, тогда вся психотерапия сводилась к вербальному, то есть словесному, общению между врачом и пациентом. Сильные эмоции и активное поведение во время сеанса назывались «внешним выражением подсознательных психических процессов» и оценивались как нарушения правил терапии.

Психоделические же сеансы вызывали психомоторное возбуждение, драматичные эмоции, яркие познавательные перемены. Они походили скорее на кадры из фильмов по антропологии, где рассказывалось о целебных церемониях и ритуалах туземных культур, нежели на то, что традиционно можно было увидеть в кабинете психотерапевта.

Кроме того, многие наблюдения, полученные после психоделических сеансов, ставили под угрозу материалистические представления о человеческой психике и устройстве Вселенной, основанные на ньютновско-декартовской парадигме. Помню, что еще в период работы в Чехословакии один из пациентов Ричард после ЛСД-сеанса сообщил мне, что во время «путешествия» от неких сущностей получил информацию с просьбой передать родственникам некоего Ладислава, что с ним в ином мире всё хорошо. Они продиктовали ему название города Кромериче, что в Моравии, где живут родственники, и даже номер телефона. Я записал эти сведения в медицинскую карту и, как человек тогда ещё материалистических взглядов, оставил их без внимания. Когда же любопытство взяло верх и через пару недель я позвонил по записанному номеру в Кромериче и назвал услышанное пациентом имя, то на той стороне трубки прозвучали рыдания и слова: «Мы потеряли Ладислава три недели назад…»

Да, за последние десятилетия в психотерапии произошла настоящая революция. Были разработаны мощные эмпирические техники, которые придают особое значение глубокой регрессии, прямому выражению сильных эмоций и упражнениям, приводящим к всплеску физической энергии. Среди новых подходов я бы выделил гештальт-практику, биоэнергетику, примитивную терапию, ребёфинг (возрождение через дыхание) и холотропное дыхание. И для врачей, практикующих в этих направлениях, введение психоделики явилось бы не внезапной переменой в практике, а следующим логическим шагом. Надеюсь, что возрождение интереса к психоделическим исследованиям, которые, безусловно, требуют тщательной юридической и медицинской проработки, вернет этот необычный инструмент в руки надежных докторов.

— Но поможет ли это спасти человечество, которое с каждым годом, похоже, все больше и больше, погружается в хаотичную трясину деструктивности, жадности и животных инстинктов?

— Психоделические исследования и опыты с холотропным дыханием, лечение людей, попавших в «духовные аварии», совершенно точно подтвердили учение Юнга о черных и зловещих сторонах человеческой психики. Их Юнг удачно назвал Тенью. Я сам много писал о перинатальных и трансперсональных корнях человеческой жестокости и жадности. В частности, в книге «Психология будущего» есть глава «Эволюция сознания и выживание человека: трансперсональный ракурс глобального кризиса».

На основе многолетних клинических исследований трансперсональная психология пришла к выводу: все аспекты современного мирового кризиса – экономические, политические, военные, религиозные, экологические – имеет один общий знаменатель.

И этот знаменатель таков. Корни человеческой жестокости и жадности лежат глубоко в перинатальной и трансперсональной областях бессознательного. То есть намного глубже, чем классическая психиатрия себе представляет. Традиционные же формы вербальной (словесной) психотерапии оперируют исключительно на уровне послеродовой биографии и не достигают уровня, на котором возникают истинные проблемы. Если же человек выходит на эти уровне спонтанно, в результате «духовной аварии», то его объявляют страдающим психозом и задерживают естественный процесс трансформации применением транквилизаторов.

Вот почему для выживания человеческого вида необходима систематическая работа по духовному раскрытию личности, прежде всего, тех, кто находится в состоянии психодуховной трансформации.

— Станислав, Ваши взгляды на решающую роль духовной, а не животной доминанты в психике человека во многом схожи со взглядами великих русских философов и писателей. Кого бы Вы выделили из них для себя лично? И насколько близки нашему менталитету Ваши революционные идеи, доказывающие полное банкротство чистого материализма?Кажется, что мы вовлечены в страшную гонку за временем, прецедента которой не было в истории человечества. Если мы будем придерживаться старых стратегий, которые чудовищно разрушительны, то род человеческий не выживет уже в этом веке. Нас может спасти только глубокая внутренняя трансформация достаточно большого количества людей, и официальная психология и психиатрия здесь показали свою полную неспособность.

— Когда мы с Кристиной в 1989 году были официально приглашены в Советский Союз, то были потрясены, насколько наши русские коллеги оказались открытыми для новых идей, в том числе и в академических кругах. На встречу с нами люди приехали из дальних мест – из Грузии, из Сибири…Меня очень тронуло, когда ко мне подходили для автографа с переводом «Областей человеческого бессознательного», выпущенного благодаря подпольным типографиям в самиздате. Конечно, поскольку я был воспитан в коммунистической стране, то самиздат для меня не был в диковинку. Но это была же не политическая книга, а чисто научная! Я сохранил такую книгу как дорогой сувенир на память о моем визите в Россию. Но она, к сожалению, сгорела в феврале 2001 года во время пожара в нашем доме вместе со всей моей библиотекой и другим имуществом.

Я думаю, что есть много причин для открытости россиян трансперсональной психологии. И прежде всего, глубокая духовность, свойственная русским людям. Мой близкий друг и выдающийся психолог в России Владимир Майков включил в свою книгу по истории трансперсональной психологии огромное количество людей русского происхождения, сыгравших неоценимую роль в развитии новой науки о человеческой душе. Среди них много известных имён, таких как Елена Блаватская, Георгий Гурджиев, Владимир Соловьев, Николай Бердяев, Лев Толстой и Василий Налимов.

Другую причину растущей популярности трансперсональной психологии в России я вижу в том, что при советской власти психология и психиатрия ограничивались небольшим количеством философски приемлемых подходов, например, основанных на работах Ивана Павлова. Когда старая система пала, возник духовный вакуум, и российские специалисты проявили искренне желание приобщиться к самым последним достижениям в области изучения сознания.

И в отличие от американских университетов, в большинстве которых кафедры психологии и психиатрии в течение многих десятилетий возглавляют консерваторы биологического, неофрейдистского и бихевиористического направлений, в России гораздо более ученых, которые поддерживают трансперсональную психологию. Я это почувствовал и во время поездки в Санкт-Петербург летом 2001 года. Очень надеюсь вскоре вновь побывать в великой России и готов принять участие в самых острых и откровенных дискуссиях на темы изучения человеческого бессознательного, психоделической и холотропной терапии.

Справка:

Станислав Гроф родился 1 июля 1931 года в Праге. С 1956 по 1967 г.г. был практикующим психиатром-клиницистом. В 1961-66 годах возглавлял лабораторию исследований применения ЛСД и других психоделиков для лечения психических расстройств в НИИ психиатрии Минздрава ЧССР. В 1959 году Грофу присуждается премия Кюффнера — награда Академии наук ЧССР «за наиболее выдающийся вклад в области психиатрии».

В 1967 году Станислав Гроф уезжает в США в университет Джона Хопкинса. В 1968-1973 руководит лабораторией исследований психоделиков в Мэрилендском центре психиатрических исследований – единственном месте в США, где официально продолжались исследования с ЛСД.

С 1973 по 1987 годы Станислав Гроф и его жена Кристина работают во всемирно известном Институте Эсален (Биг-Сур, Калифорния), где создают уникальную холотропную психотерапию, основанную на особых техниках дыхания, работы с телом и специально подобранной музыке. В настоящее время Гроф проводит тренинги по холотропному дыханию, выступает с лекциями, принимает активное участие в работе Международной Трансперсональной Ассоциации.

Огромную известность Станиславу Грофу принесли его научные труды — «Области человеческого бессознательного», «За пределами мозга», «Путешествие в поисках себя», «Психология будущего» и другие.. В мировом бестселлере «Человек перед лицом смерти» (совместно с Джоан Халифакс) Гроф обнародовал клинические данные о мистических озарениях, которые были зафиксированы у смертельно больных раком во время сеансов с ЛСД-25. Эта книга оказалась в центре внимания многих религиозных деятелей – так, ссылки на неё имеются в знаменитой книге крупнейшего православного мыслителя отца Серафима (Роуза) «Душа после смерти».

Впервые в нашей стране Гроф побывал в 1963 году, приезжал и в 70-е годы, чтобы ознакомиться с исследованиями неврозов у обезьян в Сухумском питомнике. Но настоящей сенсацией стал приезд супругов Гроф в апреле 1989 года по приглашению Минздрава СССР. В Психоэндокринологическом центре на Арбате Станислав и Кристина прочли лекции по холотропному дыханию перед тысячами поклонников своих идей, которые съехались со всего Союза. Тогда же издательство АН СССР выпустило ряд книг Грофа тиражом 500 экземпляров. В настоящее время на русском языке выпущены практически все труды ученого, за исключением «ЛСД-психотерапии». Телеканал ТНТ заканчивает работу над четырехсерийным документальным фильмом о жизни и работах великого новатора, который увидит свет в этом году.

От редакции: Обращаем внимание , что психоактивные вещества, упоминаемые Станиславом Грофом (ЛСД, псилоцибин, ДМТ,МДМА и кетамин), в настоящее время официально запрещены на международном уровне для производства, распространения и употребления в любом качестве. Согласно данным и выводам официальной медицины, употребление данных веществ, в особенности бесконтрольное, представляет угрозу здоровью человека, может стать причиной психических расстройств и деструктивного поведения. опубликовано econet.ru

econet.ru

Перинатальные матрицы Станислава Грофа | eco-boom

А вы слышали про теорию базовых перинатальных матриц? Ее создатель — известный чешский психиатр Станислав  Гроф. Именно ему принадлежит мысль о том, что все полученные перинатальные впечатления, связанные с основными этапами появления на свет ребенка, не исчезают бесследно, а фиксируются в виде прототипов. А на основе этой полученной базы развивается психика и будущая линия поведения человека. Кажется невероятным? Согласна. Однако данная концепция весьма интересна и именно поэтому мы рассмотрим ее поподробнее.

Малышу очень важно чувствовать, что его любят и ждут

Итак, первая базовая перинатальная матрица охватывает период нахождения ребенка в утробе матери. Самое главное в это время – физиологический и психологический комфорт малыша. Если ребенок любим и желанен, родители с нетерпением ждут его появления на свет, беременность протекает без каких-либо патологических отклонений, отравлений токсическими веществами (в том числе алкоголем, никотином), то и матрица наполняется ощущением радости, спокойствия, безопасности, доброжелательности.

Информация, заложенная в этот период, в дальнейшем формирует самооценку человека, комфортность пребывания в социуме, умение находить контакт с людьми, оптимизм и даже сексуальную ориентацию. Есть люди с так называемым «синдромом счастья» — способностью быть счастливыми всегда, при любых обстоятельствах. Это значит, что у них благополучно сформирована первая матрица. На базе этого перинатального опыта  в будущем сознание будет филиграннить все новые виды эмоций и особенностей характера.

Ребенок должен пройти свой путь рождения самостоятельно

Вторая матрица формируется во время схваток. У малыша возникает первый стрессовый опыт: мир вокруг остается прежним, но в то же время что-то уже не так, возникают болевые ощущения от сдавливания стенок матки, выброс маминых стрессовых гормонов, гипоксия и недостаток питательных веществ.

На этом этапе важно, кто именно простимулировал начало родов: сам малыш либо врачи искусственно. Если родовая деятельность началась по инициативе ребенка, то  и  в будущем ему легко будет принимать самостоятельные решения. При естественном течении процесса формируется матрица терпения, стойкости к жизненным неурядицам, способности к самоанализу. Если же что-то пошло не так, формируется патологическая матрица жертвы. Применение анестезии на этом этапе чревато быстро появляющейся зависимостью к сильнодействующим веществам в будущем.

Третья базовая перинатальная матрица охватывает период потуг. Это время борьбы и преодоления преград. Малыш действует, и мама старается ему помочь. Данная матрица отвечает за будущие способности ребенка решать жизненные неприятности, его трудолюбие, целеустремленность, настойчивость. Применение анестезии и стимулирующих веществ на этом этапе не дает возможности малышу реализовать себя, поэтому в будущем такой человек не сможет самостоятельно находить выход из критических ситуаций.

Четвертую перинатальную матрицу Гроф назвал «фазой переживания смерти и возрождения» – это непосредственное появление на свет ребенка и первые часы после него. Однако становление этой матрицы в некоторых случаях может продолжаться всю жизнь.

Негативный опыт матриц можно стереть любовью, заботой, воспитанием

Испытания закончились, и от того, как новый мир принял малыша, зависит  его благополучие и самооценка, отношение к реальности, собственным возможностям и способностям.Очень важно восстановление утраченного единства с мамой и возвращение привычных, комфортных условий существования. Именно поэтому новорожденного малыша сразу не разлучают с роженицей, а выкладывают на живот, дают грудь, чтобы ребенок  услышал привычное сердцебиение, родной голос, прочувствовал тепло тела, а главное – безграничную любовь и радость появления. В такие моменты он  понимает, что прошел все испытания не зря, что теперь все будет хорошо, и главное — что его любят и ждут.

В случае искусственных родов, кесаревом сечении  ребенок не проходит все матрицы, а сразу из первой попадает в четвертую. Гроф считает, что таких людей не покидает чувство неудовлетворенности жизнью, за счет нехватки впечатлений собственного опыта рождения. Таким личностям тяжело даются самостоятельные решения, они  «плывут по течению», ведомые чьей-то рукой.

Как бы то ни было, существуют медицинские показания для медицинского вмешательства в естественный процесс родов. Если они были – не расстраивайтесь, ведь негативные матрицы можно компенсировать воспитанием, вниманием и всепоглощающей любовью к своему ребенку.

Фото Екатерины Шуляк

Похожие статьи:

Рубрики: Экомама |
Тэги: перинатальная психология |
Ссылка

eco-boom.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о