Если сбежать из больницы что будет – Сбегали ли вы из больницы, находясь в стационаре, и чем это закончилось?

Как правильно уйти из больницы

Как тягостно бывает лежать из больницы, когда вроде бы лечения уже никакого не проводится, процедуры не делаются, а врачи все не отпускают и не отпускают. Думая — это знакомая для многих ситуация. Почему не отпускают врачи и как правильно всё таки покинуть больницу?

Почему не отпускают врачи?

Тут может быть несколько причин. 

Забота о вашем здоровье

Во-первых, это может быть простая забота о вашем здоровье. Если врач не уверен в стабильности вашего состояния и хочет дополнительно понаблюдать в его в  динамике, то, разумеется, отпускать вас он не будет.

Финансовый аспект

К сожалению, система обязательного медицинского страхования построена так, что врач обязан держать вас в больнице стольно, сколько написано в нормативе для вашей болезни.

Если вы будете находиться в больнице меньше, то больница за вас деньги в полном объеме не получит. А в некоторых случаях может и ничего не получить.

Поэтому иногда врачи разрешают уйти пациенты на некоторое время из больницы, не выписывая его. Но этот вариант очень опасен для врача, так как если пациент во время отсутствия в больнице вызовет скорую или обратится за другими медицинскими услугами с полисом, то денег больница за такого больного не получит.

Как правильно уйти из больницы

Но, к сожалению, условия в больницах оставляют желать лучшего. Отсутствие душа, неудобные туалеты в недостаточном количестве, питательная, но невкусная еда — все эти проблемы до сих пор сохраняются в российских больницах. Поэтому лечиться в российских больницах иногда бывает весьма непростым испытанием.

И каждый дополнительно день, проведенный в больницах, просто невыносим.

Какие же варианты есть ухода из больницы?

Уход на время

Иногда можно договориться, что вы можете уходить на день или на ночь, но во время обхода должны быть на месте, в палате. Также врач может разрешить кратковременное отсутствие

пациента, чтобы он смог помыться, поменять белье и т.д. Но при этом ни в коем случае нельзя в это же время обращаться в поликлинику или вызывать скорую. Если ваше состояние ухудшиться, необходимо срочно, не вызывая скорую, вернуться в больницу.

Уход без выписки

Самый приятный вариант для пациента. Можно идти домой, а за выпиской прийти через несколько дней. При этом место в палате за вами сохраняется. Но опять таки, пока не получили выписку на руки — никаких скорых, поликлиник, и других мед услуг по полису ОМС.

Отказ от лечения

Если по хорошему договориться не удается, можно написать расписку-отказ от прохождения дальнейшего лечения. Отказ пишется на имя заведующего отделением. Образец вам должен предоставить ваш лечащий врач.

Недостатком такого варианта для пациента является то, что с момента написания расписки за свое состояние отвечает он сам. И если его состояние ухудшится, то опять таки виноват будет только он. Для больницы это означает, что она не получит за этого пациента денег в полном размере.

Самовольный уход

При самовольном уходе пациента, врач сразу его выписывает с формулировкой «нарушение режима ЛПУ». Больничный в этом случае не выдается. То есть на работе дни, которые вы провели в больнице будут считаться прогулом. Но в зависимости от вашего диагноза, врач может вызвать полицию для вашего розыска и принудительно вернуть на лечение.

Когда можно уходить?

Но учтите, что в некоторых случаях стоит все-таки потерпеть и остаться в больнице, пока врач сам вас не выпишет. Например, при сохранении беременности лучше находиться в стационаре, где за вами круглосуточное наблюдение, и где вам могут оказать экстренную помощь. Нередки случаи, когда женщины под расписку  уходят из больницы, а через несколько часов или дней, их привозят с отслойкой плаценты или выкидышем.

Поэтому, если вас одолевает желание уйти из больницы, лучше сесть, успокоиться, и все еще раз взвесить. 

lopotun.ru

Что будет, если уйти из больницы не написав заявление?

Что будет, если уйти из больницы не написав заявление?

  • Если, самовольно покинули отделение, в истории болезни делается запись о нарушении больничного режима, самовольном уходе из отделения. В бл в графе quot;о нарушении режимаquot; делается соответствующая отметка. Если заболевание не опасно для окружающих, с милицией искать не станут. Если бл не нужен, вообще, никаких проблем. При наличии более-менее серьзного заболевания надо позаботиться о наличии выписки из стационара. Какие то обследования, вам там, вероятно, выполнялись. Эта информация может вам потребоваться в дальнейшем.

    Во времена СССР, больных с венерическими заболеваниями, за уклонение от лечения могли подвергнуть лишению свободы. Сроки определялись, примерно, временем необходимым на лечение и диспансерного наблюдения. После лечения в тюремной больнице, человек выходил на свободу quot;с чистой совестьюquot; и совершенно здоровым от вен.заболевания.

  • А по какой причине оказались в больницу? Так просто туда не попадают. Это больному нужно заботиться о своем здоровье, об установке диагноза и назначении правильного лечения. Кому вы хуже сделаете своих уходом без расписки?

    За нарушение больничного режима выпишут, но больной останется без больничного. Хотя, если больничный был выписан, его должны отдать, но закроют днм ухода из больницы с фразой о самовольном уходе.Даже, если не нравится больница, врачи, лучше написать отказ от лечения, получить больничный и спокойно уйти домой или на поиске лучшего… Но если дома больному станет плохо со здоровьем, больница никакой ответственности не несет.

  • Ругать и искать вас не будут)

    Но если с вами что-то случится, как последствие того чего Вы попали в больницу то врачи не несут за это никакой ответственности и если Вы пожелаете подать на них в суд, что мол плохо лечили, то ничего не добьетесь!

  • Вам ничего, если Вам справка или листок трудоспособности не нужен, можете уйти, если уверены, что помощь Вам не понадобится. Единственное, что Вам могут звонить, к Вам могут посылать участковую медсестру, что бы Вы пришли на прием.

  • мой сын нарушил больничный режим и ушел самовольно с больницы вернулся через 10 часов дежурный врач без всяких выписок без документов просто выставил вещи моего сына за дверь хотя мой сын нарушил он режим или нет нуждается в медпомощи прав ли врач и что делать ему не нужен больничный разве врач может отказать в мед помощи и вот так вот в субботу утром просто взять и выставить пациента за дверь

  • У врача появится возможность выписать вас за нарушение больничного режима. Что он и сделает, сделав в истории соответствующую надпись.

    И после этого пациент отвечает сам за себя, врач снял с себя все полномочия.

    В принципе, если пациент возвращаться не собирается, то хоть пиши, хоть не пиши, все равно покинув больничное учреждение, он нарушат режим и должен быть выписан.

    Для чего же тогда заявление?

    Врач, если знает о желании пациента уйти, должен расписать ему все риски. Что будет, если лечение прервать. Пациента же просят подписать заявление о том, что он с этими рисками ознакомлен и отказывается от медицинской помощи и вмешательств. Это нужно, скорее, доктору, что бы показать, что он работает. Также как запись в карточке, например.

  • info-4all.ru

    Проблему самовольной выписки медики в мире обсуждают более полувека

    Пациенты бывают разные: одни пытаются во что бы то ни стало попасть в больницу, другие стремятся как можно раньше оттуда вырваться. Доля недолечившихся — всего 1 — 2 процента. Однако каждый такой случай — это риск обострения заболевания и повторной госпитализации. Причем, выписавшись, только треть выполняет рекомендации врача, остальные даже не приобретают нужных лекарств или принимают их по своему усмотрению. Некоторые вообще уходят по–английски, едва почувствовав себя лучше. Медики не могут удерживать насильно, хотя порой уговаривают остаться целым консилиумом, подключая всех родственников. Ведь, случись что, пациент сам будет жаловаться, почему не объяснили, не убедили, не настояли. Плюс экономические последствия: еще более сложные дорогостоящие операции, медикаменты, лечение, продленный больничный лист…

    Ушел и вернулся

    Недавно в реанимацию 2–й минской клинической больницы поступил пациент с двусторонней пневмонией. Причем за две недели до того он уже вызывал «скорую», но от госпитализации отказался. Тянул до последнего, «лечился» алкоголем, пока уже стало совсем невмоготу.

    — А пневмония быстро прогрессирует, если не принимать антибиотики, — предупреждает врач–пульмонолог Ирина Волынец. — Пациенты, которые отказываются от госпитализации, потом, как правило, попадают сразу в реанимацию…

    В БСМП такой же случай: молодой человек с односторонней пневмонией, стоило упасть температуре, тут же ушел под расписку, хотя врачи и оценивали по всем анализам его состояние как средней тяжести. Дома беглец принимал лишь половину назначенных медикаментов и ровно через неделю вернулся не только с высокой температурой, но и с двусторонним воспалительным процессом в легких.

    — И тогда он уже лечился не 13 — 16 дней, а около месяца, — вспоминает врач-пульмонолог высшей категории Ольга Решетняк. — Астматики, отказывающиеся от госпитализации, очень часто возвращаются через пару дней с таким же приступом, а то и тяжелее. Пациентов с затянувшейся бронхоэктатической болезнью мы потом вообще постоянно должны лечить внутривенным введением препаратов, потому что таблетки уже неэффективны.

    Но как заставить лечиться взрослого человека? У хирургов 2–й минской клиники недавно гора с плеч свалилась, когда пошел на выписку старик, поступивший с прободной язвой желудка. Он ведь едва не умер. Отказывались от операции наотрез и он, и родственники. Аргумент: «Сколько пожил, столько пожил, может, уже и хватит». Врачи в течение суток каждые два часа убеждали: «Надо делать операцию!» А он — ни в какую. Лишь когда жизнь уже повисла на волоске, прооперировали. «Ну, ладно», — только и сказал больной, когда очнулся. И аппетит к нему вернулся, и желание жить…

    И таких пациентов в любом отделении хватает. Из БСМП пару недель назад выписали молодого человека, который сперва отказался лечь в больницу с подозрением на острый аппендицит, а через трое суток поступил уже с абсцессом и высокой температурой. И вместо шести дней провел на койке месяц!

    — Это один из самых коварных диагнозов, заболевание–хамелеон: имеет разную симптоматику и напоминает разные недуги брюшной полости, — утверждает и.о. заместителя главного врача по хирургии Ольга Пашкевич. — Поэтому в приемном отделении доктор не всегда может полностью исключить этот диагноз. В таких случаях лучше перестраховаться и положить пациента на сутки–двое для динамического наблюдения, чем отпустить и иметь потом осложнения. Какие? Если аппендицит оперируется в первые 6 — 8 часов, то, как правило, пациент выписывается на шестые сутки. А при гнойных формах с абсцессами (а такая клиническая картина может развиться уже через 12 часов с момента возникновения болей!) сроки излечения растягиваются до полутора–двух месяцев. Может понадобиться и обширная операция… Нередки и летальные исходы: по статистике, от гангренозного аппендицита погибают 5 пациентов из ста.

    Кстати

    Проблему самовольной выписки медики в мире обсуждают более полувека. Недавно у них появился весомый аргумент: как установили специалисты университета Манитобы (Канада), у пациентов, самочинно покинувших госпиталь, в несколько раз возрастает риск обострения заболевания и даже смерти в течение полугода после побега. Были проанализированы 1,9 млн. случаев и истории болезней более 610 тысяч больных. Оказалось, 21 тысяча настояла на досрочной выписке. Среди них необходимость в повторной госпитализации в течение 30 дней возникала в 3 раза чаще, причем четверти пациентов–беглецов становилось хуже в первые же сутки, а 60 процентам — в течение двух недель. Риск умереть в течение 90 дней после выписки у людей, которые покинули клинику досрочно, вообще в 2,5 раза выше.

    Аргументы без фактов

    Почему уходят, не слушают врачей? У каждого свои аргументы: семейные обстоятельства, дачные грядки или просто хроническая непереносимость больничных коек — дома, дескать, и стены помогают. Вот какие странные аргументы приводят докторам…

    «Нужно подготовиться к отпуску». Был случай в БСМП: напирая на хорошее самочувствие и близкий отпуск, пациентка ушла на шестой день (а рекомендуемые сроки — от 8 до 10 дней!) после гангренозного аппендицита под расписку. А через неделю поступила с воспалительным инфильтратом в ране, и уже на то, чтобы нормализовать ее состояние, пришлось потратить еще две недели. Но винила она в этом отнюдь не свою спешку, а врачей: мол, недолечили!

    «Я сам!» Нередко, разводит руками Ольга Пашкевич, на 3 — 4 сутки пациент самовольно уходит, расписавшись, что о своем состоянии извещен и предупрежден о возможных последствиях, а дома забывает даже посетить поликлинику, отказывается от антибиотиков и… через неделю поступает с нагноением операционных ран. Увы, веры в самоисцеление больше, чем во врачебные рекомендации.

    «Не хочу ничего менять!» В кардиореанимацию БСМП попал 56–летний мужчина — злоупотребляющий, курящий, два инсульта в анамнезе. У него обнаруживают крупноочаговый инфаркт, проводят стентирование, назначают лечение, переводят в отделение, где он должен строго принимать препараты. Но после разговора с мамой, которая пришла его навестить, он так разнервничался, что подхватился и ушел. Мол, надо бы покурить… «Мы просили–умоляли–убеждали остаться, — рассказывает заведующая отделением кардиологии Анна Черненко. — Но он чихал на всех, забрал свои вещи… Мы, конечно, позвонили в поликлинику, предупредили, участкового отправили к нему домой. Но не факт, что врачу вообще откроют дверь…»

    «Я занят!» Такому, например, говорят: «У вас шумы в сердце, нужно срочно обследоваться». А он: мне еще 2 — 3 дня нужно, в командировку съездить. Потом приходит, а у него на одном из клапанов сердца инфекционный процесс развивается — эндокардит — и нужна уже срочная операция. Были случаи, что до нее уже не доживали…

    «Зачем лекарства?» Анна Черненко вспоминает пациента с минимальными проблемами с сердцем, стенокардией, при которой достаточно было медикаментозной терапии. Его обследовали, назначили лечение и выписали. Но принимал он препараты, назначенные пожизненно, почему–то только месяц, а дальше решил: зачем нагружать организм, если все хорошо? Через полгода случился инфаркт. Некоторые попадают в отделение регулярно только потому, что не принимают прописанные лекарства или забывают. У одного пациента, повторно поступившего через месяц, Анна Анатольевна спросила: «А препараты вы принимаете?» — «Нет, я еще до поликлиники не дошел». И это говорит человек, которому они нужны каждый день!

    «Мне надоело!» Люди как порой рассуждают? Устранили острые симптомы — и ладно. А причину болей искать не хотят. Часто даже не объясняют причины ухода, иногда и не предупреждают. Во 2–й клинической больнице был молодой пациент, которого приходилось искать по всему городу, даже мать не знала, что он оттуда ушел. Его все разыскивают, переживают, а он по мобильному отвечает: «Нет, я больше не хочу лечиться, мне надоело, я пошел к друзьям».

    За все надо платить

    Да, сам человек склонен всегда преуменьшать серьезность своего состояния. Врач же, наоборот, лучше перестрахуется, предпочтет исключить сперва самые тяжелые недуги. Поэтому и определяет список обследований. А пациент нервничает: мол, у меня уже все прошло, что вы ко мне пристали? Как говорят: «Был здоров, пока не сходил к врачу». Ой ли?

    Вот, к примеру, бич нашего времени — рак. Он ведь не всегда болит и проявляет себя. Но, скажем, снижение гемоглобина — один из его ранних симптомов. Медики начинают онкопоиск. А пациент уходит в отказ: «Это обследование я не хочу проходить и не буду. И вообще, я вас уверяю, у меня этой болезни нет, просто я сейчас плохо питаюсь, запустил себя, переутомился, мало принимал витаминов…» Но рак не терпит проволочек. И случается, признавать правоту врачей приходится трагически поздно. Как говорится, сначала здоровье лишь напоминает о себе. И только потом жестко наказывает за безразличие.

     

    Прямая речь

    Заведующая отделением гастроэнтерологии 2-й клинбольницы Светлана Семеняко:

    — Пациент должен разделять с доктором ответственность за свое здоровье. А то потом анализируешь причины заболевания, берешь эпикриз: лежал в одной больнице, пришел через месяц к нам, а у него уже запущенный рак. Почему же раньше не выявили? А очень просто. Звоним, нам говорят: «Он отказался от обследования и ушел». Заставить врачи не могут. В итоге пациент возвращается, когда процесс уже затянулся, опухоль неоперабельная и воздействовать на нее нельзя никакими методами.

     

    Советская Белоруссия №169 (24306). Вторник, 10 сентября 2013 года.

    Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

    Понравился материал? Поставьте ему оценку.

    www.sb.by

    Почему я сбежал из Больницы скорой помощи — за что и был наказан — Гавары Праўду

    Не удивляйтесь, если автор скажет, что он тоже стал жертвой режима. В юмористическом, слава Богу, смысле. Хотя, думаю, не стоит оценивать этот смешной случай только иронически.

    Одним словом, ночью, в полной темноте, я встретился с дверным косяком. Ничего бы страшного, не первый раз. Правда, на этот раз больше пострадал не косяк, а мой личный лоб.

    Утром на лбу обозначилась приличная ссадина, а голова гудела, как набатный колокол. И это бы ничего, разнообразные травмы преследуют меня с восьми примерно лет. Да тут врачи меня осмотрели, пощупали голову и вынесли вердикт: надо ехать в больницу скорой помощи. Как я ни упирался, меня все-таки уговорили. И привезли в нейрохирургическое отделение БСМП.

    Честно скажу, мне там не понравилось. Представьте, в палате шесть человек, половина украшена развесистыми «фонарями», все какие-то угрюмые, подавленные. Короче говоря, сплошные жертвы пагубных страстей и семейных скандалов, плавно переходящих в дебош.

    Ни одной книжки или просто газеты, пускай даже «Советской Белоруссии». Хоть бы телеящик был. По крайней мере, узнал бы: дают уже пистолеты и автоматы белорусским «партизанам» из войск территориальной обороны или еще нет?

    Время провождение намечалось довольно тоскливое – хождение по коридору, лежание на койке или бесконечное курение. Тем более, курение в туалете запрещалось. Хотя курили все равно. В общем, никаких условий для развития. Поэтому, чудом выскользнув на улицу в толпе курильщиков, я в тапочках сел в троллейбус и поехал домой.

    Самое интересное, никто не обратил ровно никакого внимания. Даже обидно стало, я ведь «в бега ушел» как бы. Дома я переночевал одну ночь. Таким образом, преступление было совершено. Настало время наказания.

    Меня поместили в отдельную палату, потом раздели, пардон, до нижнего белья и запретили покидать место содержания. Это была палата для лежачих, т.е. для практически безнадежных. И там постоянно сидела медсестра. Мой, так сказать, личный страж. Из разговоров с ней я узнал, что совершил действительно ужасный поступок. Весть о моем побеге дошла до начальства, и оно разозлилось. В «низы» было передано: мол, если еще раз сбежит, премий не будет, а могут быть увольнения по статье. Так что охраняли меня не за страх, а за совесть. Так мне было и сказано: « Вы что?! Нас же уволить могут!»

    Оказывается, все так просто. Никто у нас ни от чего не застрахован, а напугать можно очень легко. А напуганный человек будет делать все, что велят. Охранять – так охранять, стрелять – так стрелять. До стрельбы, правда, не дошло, но стоило мне высунуть нос в коридор, сразу раздавался возмущенный окрик: «Куда?! Назад!» Поневоле приходили мысли о концлагере…

    Лояльная ко мне медсестра Наташа сообщила, что недавно им повысили зарплату: теперь она получает аж 2 млн. 100 тыс., а санитарка на 300 тыс. меньше. А если премию посчитать? Да-а, старичок, это ты так о простом народе заботишься? Но с другой стороны посмотреть: народу дали «пряник», а потом показали здоровенный «кнут». Мы, мол, о тебе, народ не забываем, не забывай и ты о нас. Пистолеты и автоматы для возможных «партизан» – из той же оперы. Да и вообще, должны быть дисциплина и порядок. И никаких жалоб от трудящихся.

    Сбежав из больницы, я общий порядок нарушил и спровоцировал жалобу трудящейся. Нет мне прощения! Так меня и не простили, примерно наказали. Даже выписали дня на три позже. Хотя, простите еще раз, болела только задница от уколов и бесконечного лежания. Уж полечили, так полечили…

    Думаю, лечили меня вовсе не от мнимой травмы, а от чего другого. Наверное, от вредных мыслей о свободе. Каждый обход лечащий врач сурово и подробно объяснял, как плохо я поступил. Под конец я и сам начал верить. И вести себя очень дисциплинированно. Правда, все равно курил в туалете. Хоть какой-то кусочек свободы себе оставил…

    Лучше всех подведет итоги г-н Зигмунд Фрейд: «Большинство людей не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит».

    Хорошо сказал психосексопатолог № 1. Пусть ответственность за нас несет один человек, а мы тут так, мимо проходили. Действительно, жертвы режима. Или все-таки жертвы собственной дурости и боязни? Впрочем, на эту тему можно рассуждать бесконечно…

    Андрей Сержан


    2 декабря 2011



    zapraudu.info

    Что если ребенок сбежит из больницы

    ребенок… 17 лет, почти совершеннолетний, должен головой думать в первую очередь!

    вызовут полицию и подадут в розыск.

    Нарушение режима — больничный не дадут.

    Когда пропадает несовершеннолетний для больницы это всегда ЧП. Потому что много причин по которым он мог исчезнуть-сбежал с друзьями или его ктото в больнице обидел, а может быть и маньяк похитил или уговорил его идти с нии…. И обязательно сообщают родителям по телефону в истории болезни, чтобы не было потом разговоров типа мы вам свою кровиночку лечить доверили, а он исчез, а вы молчите …По тойже причине сообщат на пульт 02! Конечно чем взрослее ребенок тем меньше волнений -ведь 17 не 14. А так если он обещает сбежать то тогда можете пообещать дать ремня чтоб ни вам ни персоналу мозги не парил. Маленький ребенок нашелся!

    Здравствуйте! здесь работают проверенные временем юрисконсульты, адвокаты и правовые организации из разных городов. Опишите проблему и гарантированно получите детальную консультацию или индивидуальную помощь! <a rel=»nofollow» href=»http://pravoved.ru/https://pravoved.ru/join/56dddbfa84ab88d222e75bed1f10f635/» target=»_blank»>http://pravoved.ru/https://pravoved.ru/join/56dddbfa84ab88d222e75bed1f10f635/</a> Первая консультация бесплатно.

    Больница — не тюрьма, уйти оттуда несложно. Но 17 лет — это не малолетка, за ним медсестру не приставишь, поэтому в случае его пропажи из отделения персонал сообщает как родителям, так и в милицию — о том, что у них исчез пациент. Будут искать. Обратно могут и не взять из-за нарушения больничного режима. Будет лечиться в поликлинике амбулаторно.

    В идеале родителей штрафанут, но скорее всего они будут мучаться с больным ребёнком до конца жизни

    touch.otvet.mail.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о